Мучнистые росы лукового поля. Из дневника овощевода-арендатора. (продолжение)

История «Коре сарам»: кобонди

Владимир ЛИ

10 АПРЕЛЯ. Почти месяц жили в селе Филлиповка у гостеприимной хозяйки Натальи Петровны Ходенко. У не добротный кирпичный дом из пяти комнат. С мужем лет десять как развелась, живет с дочерью, которая заканчивает в этом году среднюю школу. С корейцами, приезжающими на сезонные заработки, сдружилась лет пять-шесть назад. Она, собственно, и встречала нас 1 марта в аэропорту Симферополя, наняв для такого случая частный микроавтобус.

В ту ночь, уставшие вусмерть после перелета, наскоро поужинав (вернее, позавтракав, поскольку во дворе уже занимался новый день) отменным украинским борщом, мы завалились спать. А когда проснулись второго марта, по «ящику» показали убийство российского тележурналиста Влада Листьева. Я, конечно же, был шокирован этим сообщением, хотя в те годы люди гибли, как мухи, особенно из когорты политиков и бизнесменов. Это и понятно — ведь в бывших советских республиках набирала силу преступная приватизация, шел дикий и жестокий передел власти и собственности на всех уровнях. А о том, что из-за навалившихся проблем и безнадеги гибли сотни, тысячи простых граждан на постсоветском пространстве не принято было вообще упоминать.

Но я немного отвлекся. Добротный дом Наталье Ходенко помог возвести зам. нашего «бугра» Сашка Ким, в простонародье Санёк или Сан-Саныч. Строил он этот дом поэтапно, в течение нескольких лет. Конечно же, не бескорыстно. Поначалу это была просто безобидная дружба, которая со временем переросла в более близкие отношения. Об их любовной связи знали не только в Филлиповке. Наталья Петровна, будто бы случайно, приезжала пару раз и в Узбекистан, так сказать, «на зимние каникулы». Жила на съемной квартире, знакомилась с достопримечательностями узбекской столицы в сопровождении Сан-Саныча. Короче отдыхали они душой и телом по полной катушке. Общались почти ежедневно, и он даже приглашал ее к себе домой, познакомил с женой, сказав, что Наталья Петровна — зам. директора ихнего совхоза на Незалежной, приехала по турпутевке в отпуск, что от нее во многом зависят луковые дела на Украине. А о том, что он самолично спонсирует эти поездки — об, конечно же, супруге ни слова.

Как-то при разговоре Наталья Петровна призналась, что, увидев хорошо обставленную трехкомнатную квартиру Сан-Саныча в Ташкенте, семью, живущую в полном достатке, была поражена: почему корейцы бросают все это благополучие и 8-9 месяцев в году прозябают на Украине? Немытые и нечесаные, они живут там цыганским табором довоенных времен, начисто забыв о благах цивилизации. Она никак не могла уяснить простую истину — достаток не падает с неба, а добывается тяжким сезонным трудом на залитых корейским потом украинских, русских, казахских, молдавских и прочих землях когда-то братских республик. Но везет ведь далеко не каждому, потому что успех сезонного овощеводства зависит от сотен различных причин, иногда даже ничем не связанных между собой. Значительная часть «кобондяшников» осенью возвращается домой ни с чем, а наоборот, с большими неподъемными долгами, которые не дают спокойно существовать. Перезимовав кое-как у себя на родине, они по весне снова сбиваются в стаи и летят навстречу новым испытаниям.

15 АПРЕЛЯ. Пошла уже вторая неделя, как мы покинули гостеприимный дом Натальи Петровны Ходенко. Переехали в общежитие бывшего совхоза «Любимовка», на другой берег Днепра. Во время переезда колонна из пяти машин — четырех легковых и одного грузовика — попала под проливной дождь, который лил, не переставая, почти сутки.

Наш «бугор», Геннадий Петрович Нам, матерно ругался, когда колонна останавливалась и из старенького «москвича», ехавшего спереди, смешно разводя руками, выходил наш «Иван Сусанин» — дядя Жора, и растерянно оглядывал окрестности. Это означало, что мы опять заплутали и выехали не на ту дорогу.

Проезжая по огромному мосту, дядя Жора ткнул пальцем в залитое дождем боковое стекло и изрек: «Вон на том месте была Запорожская сечь, помните Тараса Бульбу? Здесь он казнил своего младшего сына Андрия. Историческое место, можно сказать. Так что вы, дорогие друзья-кобондяшники, переживаете великий момент приобщения к историческому прошлого Украины».

Затем мы лицезрели ДнепроГЭС, ехали по его плотине и любовались тем, как могучая река рассекает надвое город Запорожье. А Каховское море, слившись с пеленой дождя, походило на огромное иссиня-черное чудище, которое тяжело дышало и заполонило собой и небо, и землю, и все остальное пространство вокруг…

Общежитие в Любимовке походило на старый барак 50-х годов. Разместились в двух огромных комнатах, по десять человек в каждой. В углу одной из комнат соорудили кухню из походной двухконфорочной газовой плиты, навесили шкаф из фанерного ящика для посуды и продуктов, сколотили из необструганных досок длинный обеденный стол. Комендант общежития, маленькая чернявая женщина, похожая на цыганку, выдала нам матрацы, подушки, байковые одеяла, которые, по виду, были списаны еще в советские времена, долго валялись где-то на складе и теперь вот пригодились — благо приезжие корейцы не очень привередливы. Правда, изъеденных плесенью и усеянных сомнительными красно-коричневыми разводами одеял на всех не хватило. На этот случай каждый из нас привез с собой из дому ватные одеяла, простыни, наволочки, что повергло коменданта в неподдельное изумление. «Везти с собой все это барахло за четыре тысячи километров? Ну вы даете, блин!».

Если бы она знала, что каждый из нас привез с собой еще и обязательный набор национальных продуктов, приправ и обиходных вещей, без которых корейское выездное овощеводство практически немыслимо, она бы лишилась дара речи. Перечислю основные из них: горький молотый перец, соевые приправы (тендянг, кандянг), адинамото (белый кристаллический порошок для придания блюдам мясного вкуса). Сухая молотая кинза, среднеазиатские кетмени, хоми (корейские тяпки для прополки лука), сакаты (соломенные шляпы для работы в поле в жаркое время года) — эти и многие другие специфические вещи на Украине нельзя приобрести ни за какие деньги. Потому что их здесь попросту нет.

В «Любимовке» потекли дни своей однообразной чередой. Накануне пятого апреля кто-то вдруг вспомнил, что день этот у корейцев поминальный и значит дома, далеко в Узбекистане, родные и близкие пойдут на кладбища, чтобы отдать дань памяти усопшим. В этот день наш «бугор» позаботился о праздничном обеде. Прямо во дворе общежития освежевали порося весом в 70 кило. Мясо замариновали и до позднего вечера запивали горячий ароматный шашлык не менее горячим самопальным «Распутиным».

(Продолжение следует).

Фото Виктора Ана.

***

Источник: Vladimir Li

Мы в Telegram

Начало:

            1. Сезон тёплых дождей или Мучнистые росы лукового поля (Из дневника овощевода-арендатора) 
            2. Мучнистые росы лукового поля (продолжение) 
            3. Мучнистые росы лукового поля. Из дневника овощевода-арендатора. (продолжение)
            4. Мучнистые росы лукового поля 
            5. Мучнистые росы лукового поля
            6. Мучнистые росы лукового поля
            7. Мучинистые росы лукового поля
            8. Мучнистые росы лукового поля
            9. Мучнистые росы лукового поля
            10. Мучнистые росы лукового поля
Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »