Чемпионка Узбекистана по бальным танцам Наталья Тен: «Танцы всегда были моей жизнью»

Победы и поражения, смена партнёров и «звёздная болезнь», собственный клуб и мечты о большом будущем – вот что таит в себе история девятикратной чемпионки Узбекистана по бальным танцам Натальи Тен.

– Как в Вашей жизни появилось творчество? Кто привёл Вас в танцевальную студию?

– Наверное, как и большинство детей, в бальные танцы меня привела бабушка. Она сказала маме, что раз почти все дети со двора пошли заниматься, значит и мне тоже надо. В итоге все ребята, с кем я начинала танцевать, уже давно бросили, а я осталась.

– Сколько лет Вам было?

– На тот момент мне было всего четыре года. Тогда, как и сейчас, в таком возрасте детей приводят в любительские группы, просто чтобы научить держать осанку и чтобы ножки были ровные. Но у меня все, как видите, переросло в дело моей жизни.

– Помните своего первого тренера?

– Конечно, помню! Моя строгая, но справедливая Елена Юрьевна. Мы занимались в простеньком зале рядом с нашим домом. Вы знаете, я думаю, что именно её требовательный характер зародил во мне дисциплину и любовь к танцам.

– Занятия танцами – это только танцы или что-то ещё? Например, спортивная или силовая подготовка?

– Занятия танцами обязательно включают в себя и физическую подготовку, и творческую, и танцевальную. Невозможно станцевать хорошо, не имея серьёзно подготовленной базы. Если организм не готов, человек просто физически не сможет станцевать. Поэтому обязательно включены и кардио-подготовка, и силовые упражнения.

– Расскажите о своём творческом пути.

– Серьёзная карьера у меня началась достаточно поздно. Мне было 15, когда  наконец-то повезло с партнёром. Мы показывали хорошие результаты, начали выигрывать чемпионаты. Удалось поездить по странам СНГ, а также на разные чемпионаты Азии. Были очень насыщенные сезоны, благодаря этому я поднялась на пик своего развития.

В детстве, конечно, тоже участвовала в  соревнованиях, но каких-то выдающихся результатов не достигала. Я была из тех детей, что доходят до полуфинала, иногда финала.

– Была ли звёздная болезнь?

– Тренер говорил, что была. У меня был период в жизни, когда я танцевала в паре с сыном известного тренера, и мы показывали очень высокие результаты. И это при том, что я выше на полголовы. В танцах это не очень хорошо. Девочка должна быть ростом хотя бы сантиметров на пять ниже. Если честно, мы были разными и абсолютно не смотрелись.   Когда занимаешь несколько раз подряд первые места, потихоньку расслабляешься. Кажется, что так будет всегда. Но потом результаты покатились вниз… Знаете, плохие результаты возвращают на землю. Потом пришлось много работать, чтобы вернуть позиции и форму. Но мне кажется, что через это проходят все.

– Помните свою самую яркую победу на соревнованиях?

– Да, помню! Это было в Казахстане, в городе Алматы. У меня тогда как раз появился новый партнёр, мы занимались всего около четырех месяцев. Это был наш первый турнир. Мы надеялись попасть хотя бы в тройку финалистов. Наступил самый волнительный момент – награждение… И наш номер всё не называют! Я замирала каждый раз, и перед тем, как объявили первое место, землю под ногами уже не чувствовала… Я не верила, что мы первые, не верила, что это случилось! Это непередаваемые и ни с чем не сравнимые эмоции!

Проходили и другие важные соревнования в мировых категориях… Там не было первых мест, но мы соревновались с самыми сильными парами из СНГ. Начинали соревноваться с 1/64-й, где 300 пар, и доходили до 1/4. Каждое прохождение в следующий тур – маленькая победа.

– А самый громкий провал помните?

– Самый громкий провал тоже случился в Казахстане. Мы проиграли всем, кому можно. Не вошли в финал, при том, что надеялись на него и на высокие позиции. Но мы в него не попали, оставшись далеко в полуфинале… Это полное фиаско! Но не от того, что танцевали плохо, скорее потому, что в тот период просто не получалось «станцеваться». Но смогли это перебороть. После того турнира начался очень серьёзный подъем, и мы всегда выходили в финал.

– В какой момент пришло понимание, что танцы – это главное занятие в жизни?

– Такого момента не припомню. Просто у меня никогда не появлялось желания бросить, как и не возникало осознания «О, я кажется всегда буду танцевать!». Позже появились ученики, я стала ассистентом, потом полноценным тренером, потом мы совместно с партнёром открыли клуб. Танцы просто всегда были моей жизнью.

– Родители поддерживают вас в ваших начинаниях?

– Да, конечно. Если бы не родители, не их поддержка, думаю, не дотанцевала бы до 21 года. Обычно, в Узбекистане особенно, бросают намного раньше, в 15-16 лет. Чтобы танцевать на уровне надо постоянно ездить, заниматься с иностранцами, с приглашёнными педагогами. Конечно, папа с мамой всегда помогали как финансово, так и морально.

– Как вы решили от танцев перейти к преподаванию?

– Преподавать я начала очень давно и очень рано. Мне было около 14-ти, когда я начала ассистировать в клубе, где сама занималась. Сначала мне давали заниматься с девочками-солистками, потом c группами малышей. Учеников и групп становилось всё больше… В итоге я пришла к тому, что начала вести основной состав, то есть самую старшую группу. А после того, как мы с партнёром завершили соревновательную карьеру, открыли собственный клуб Focus и стали полноценными тренерами.

– С какими сложностями Вы столкнулись, когда открывали свою студию?

– Нужно было с нуля самостоятельно заниматься набором и рекламой клуба. Туда же добавилась ответственность, которой у нас раньше не существовало: аренда, налоги и содержание зала. Плюс оформление клуба в Федерации и масса бюрократии – всё в новинку для нас. Но мы быстро сориентировались. Самым сложным стало раскрутиться, ведь наши чемпионские имена известны только в танцевальном кругу, а нужно было расширяться, чтоб о нас услышали и другие.

– Кто основная аудитория ваших занятий?

– Дети от 6-ти  до 8-ми лет. У нас есть группа baby — от 3 лет, совсем лялечки. Это ещё не спортивные танцы, у них больше гимнастика, хореография, изучение ритма, базовая пластика, основные движения. Соревноваться они выходят только с 6-ти лет. Они тогда начинают понимать, что надо стараться, держать ручки, попадать в такт музыке. А до этого они готовятся: физическая подготовка, умение слушать музыку, базовая координация.

– Что Вам нравится в профессии хореографа?

– Мне нравится работать с детьми. Особенно, когда они выходят на соревнования и выигрывают. Их счастливые лица, глаза… Да, бывают моменты, когда они проигрывают. Я люблю наблюдать, как они приходят после поражения и воспитывают свой характер в зале.

К сожалению, я всё чаще вижу детей, которые ничем не занимаются, у них нет никакой цели, и понимаю – мы на верном пути.

Очень важно, чтобы родители поддерживали своих детей в их увлечениях. Потому что у нас, как и в любом спорте, главное союз трёх: тренер, ученик и родитель. И когда все звенья этой цепочки смотрят в одном направлении, имеют одну цель, результаты идут в гору.

– Вы какой тренер? Строгий, добрый?

– Меня считают строгим тренером. Но сама про себя я не могу так сказать! (смеётся) Я,  наверное, больше требовательная, заставляю работать на результат… Допустим, мне нужно, чтобы ребёнок показал определенный элемент, и пока он этого не покажет, мы будем работать, работать и работать.

– Какая музыка Вам нравится?

– Я любитель классической музыки. Сегодня популярно ставить танец под ремиксы: взять популярную песню, наложить на неё ритм самбы или вальса. Это хорошо придает настроение и особенно нравится детям. Но бывает, что диджеи слишком увлекаются и забывают, что самба танцуется под другую музыку и ритмы. Мне нравится инструментальная музыка, где звучит оркестр, где слышен каждый ритм и всё это дополнено хорошим вокалом.

– Чем Вы гордитесь в себе, в своей работе?

– Я горжусь нашими танцорами. Ведь лучшая похвала любого тренера – это его ученики и их результаты. С момента открытия у нас появились ученики, которые пришли к нам с нуля, не из другого клуба и абсолютно без базы. И за два года существования клуба они уже выходили на соревнования, проходили в финал и занимали первые места не в категории массового спорта, а в первенствах. Это очень ценно!  Ну а про то, чем я горжусь в себе, говорить сложно… Наверное, упёртостью. Если не получается – я всё равно до последнего не сдамся.

– Какой Вы видите себя через 10 лет?

– Конечно, я мечтаю о большом танцевальном клубе с перспективными талантливыми учениками и серьёзными целями. Это то, что касается карьеры. Конечно, есть и абсолютно земные личные цели – семья и дети.

– Почему Вы назвали студию Focus?

– Первая причина – звучность названия. Когда на награждении объявляют ученика и его клуб «Фокус» – это сразу слышно, понятно и, что важно, не похоже на всё, что уже есть в СНГ. Ну, и, конечно, философский смысл: фокус на достижении результата, всегда держать в фокусе свою конечную цель – результат.

Вероника САМОЙЛОВА,

фото из архива Н. ТЕН

***

Источник: «Корейцы Узбекистана» № 17(69)

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »