Человек — айсберг

Виктор Николаевич Пак 

«Жизнь прожить — не поле перейти»
/Русская пословица/

 

ОДИН МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК СКАЗАЛ ОДНАЖДЫ:

Три вещи никогда не возвращаются обратно: время, слово, возможность.
Три вещи не следует терять: спокойствие, надежду, честь.
Три вещи в жизни наиболее ценны: любовь, убеждение, доверие.
Три вещи в жизни ненадёжны: власть, удача, состояние.
Три вещи определяют человека: труд, честность, достижения.
Три вещи разрушают человека: вино, гордыня, злость.
Три вещи труднее всего сказать: я тебя люблю, прости, помоги мне.

 

ОТ АВТОРА

На участке будущей кольцевой шоссейной дороги в Ташкенте — от озера Рохат в сторону Паркентского рынка, где когда-то были колхозные поля, начался мой первый путь в трудовую деятельность. Это случилось в начале января 1965 года, на пороге 19-летия, когда меня позвал из села Бука Ташкентской области в столицу Узбекистана, мой школьный товарищ Лю Геннадий для трудоустройства в «Узгипроавтодор» в качестве рабочего в изыскательскую партию. При случайной встрече, накануне Нового 1965 года, в нашем родном селе, он предложил мне пойти работать к ним в изыскательскую партию, прежде, рассказав о прелестях романтической работы геодезиста на природе, вдали от цивилизации, при этом постоянно, меняя место дислокации и снимая жильё у разных людей. Сам он работал там уже почти полгода. Убедил меня, что можно заработать себе на дорогу и жизнь на период поступления в университет, как мы планировали на август того же года. Забегая вперёд, скажу, что тогда он поступил в ТашГУ, на факультет журналистики, а я в СамГУ, на факультет русской филологии.

Без всякой проволочки приняли меня на работу рабочим-геодезистом в изыскательскую партию, которой руководил Алексей Шин. Коллектив партии был небольшой, кажется, человек 7-8, это сам начальник, главный инженер, инженер, старший техник, техник и два-три рабочих. Нашу партию называли «корейской», потому что только главный инженер был немец и один рабочий — русский, а остальные — корейцы. Нашей главной работой было исследование местности для подготовки проектной документации на будущее строительство Ташкентской кольцевой дороги. На вышеуказанном участке мы поработали более одного месяца, после завершения, которого нас перевели на участок «Бектемир — Янги Базар — Паркент — Сукок», но это уже другая история.

А вспомнил сегодня начало своей трудовой деятельности, потому что не думал тогда, что по прошествии более 50-ти лет, я буду часто приезжать сюда, ныне именуемый, как Ахангаранское шоссе, где гордо и величаво стоит красивое современное здание — Дворец культуры и искусства Ассоциации корейских культурных центров Республики Узбекистана (АККЦРУз). Здание построено за очень короткое время с помощью Президента Республики Корея Пак Кын Хе, которая решила вопрос инвестирования на строительство этого здания. А главная роль в этом деле принадлежит Виктору Николаевичу Паку — председателю АККЦРУз. Вот об этом человеке — повествование в данном очерке. Нелегко было решиться на такой шаг, чтобы написать очерк, где главным героем будет Виктор Николаевич Пак, «Человек-айсберг», как определил автор, давая название очерку. Айсберг — в природе, это ледяная гора, свободно плавающая в океане или море, разбивая на своём пути всё, что мельче себя. Только 10% объёма айсберга возвышается над водой, а остальная часть — под водой. Вершина этого «Человека-айсберга» то, что мы видим в повседневной жизни нашего современника, крупного политического, общественного деятеля Республики Узбекистан, лидера корейцев Узбекистана — Виктора Николаевича Пака, депутата Олий Мажлиса Узбекистана. А всю остальную часть, что скрыта под водой от нашего взора, видеть могут только его самые близкие друзья и родные. Я не сразу получил от него согласие написать очерк, главный мотив отказа, как он выразился — совершенно не хочет пиара собственной личности. Автору пришлось приводить много аргументов в пользу написания очерка, чтобы читатель ознакомился более подробно не только с его биографией, трудовой и общественно-политической деятельностью, но и, руководимой им Ассоциации в целом, с её планами на будущее. Убедил.

Итак, начнём повествование о В.Н. Паке с его биографии, как говорится, с момента рождения и до настоящего времени, когда в декабре 2023 года исполнилось ему 65 лет. Наверняка многие читатели данного очерка уже прочитали его автобиографическую повесть «Горизонты судьбы», которую он написал в зрелом возрасте и издал в конце 2013 года в Ташкенте в издательстве ООО «BAKTRIA PRESS» общим тиражом в 500 экз. Кто ещё не читал, советую прочитать. Книгу можно попросить в библиотечке АККЦРУз или в редакции газеты «Корейцы Узбекистана». Автор повести пишет о своей жизни, его печалях и радостях, встречах и разлуках, о любви и чувстве долга. Написана книга на простом и понятном русском языке, читается очень легко. Содержание повести раскрывается автором путём рассказа о своей реальной жизни методом описания, диалога, монолога и размышления, часто сдабриваемой романтическими нотками. Литературной находкой можно считать вставки в текст ряда стихов современного узбекского поэта Баходира Ахмедова с его разрешения, несомненно, придающих лиричность повествованию. Определённый интерес у читателя вызывает также и названия отдельных частей книги, взятых из строчек прекрасных русских и советских песен. В книге есть советы и наставления молодёжи, которые с любовью и, главное, в меру даёт автор, умудрённый жизнью, опытный человек — с юмором и, конечно, с пользой дела.

По повести Виктора Пака «Горизонты судьбы» ташкентский режиссёр и сценарист Рита Пак совместно с Ассоциацией корейских культурных центров Узбекистана в 2018 году сняла художественный фильм «Когда цветут маки», получивший широкое признание у зрителей. Надо сказать, что это первый корейский художественный полнометражный фильм, созданный не профессионалами, а любителями за весь восьмидесятилетний период проживания корейцев в Республике Узбекистан. Это удивительное кино можно посмотреть на Youtube: «Когда цветут маки». Если кто ещё не видел, настоятельно советую посмотреть. Не пожалеете. После премьерного просмотра этого фильма в конце декабря 2018 года во Дворце культуры и искусства АККЦРУз в Ташкенте, автор этих строк написал заметку и разместил на сайте «Корё сарам».

В.В. Ли и В.Н. Пак перед премьерным показом фильма «Когда цветут маки». 23 декабря 2018 года

 

Итак, краткая биография главного героя очерка «Человек — айсберг».

Виктор Николаевич Пак родился 26 декабря 1958 года в селе Сретенка Бекабадского района Ташкентской области Узбекской ССР. По словам любимой бабушки, его появление на свет для всей семьи оказалось, как нежданным, так и нежеланным. Первое имя в родной семье, которое называет В.Н. Пак в своей книге, это имя его деда — Пак Ик Тюн. Он и бабушка Ирина Тян станут главными людьми для ребёнка, рождённого в отсутствие отца и покинутого мамой в двухмесячном возрасте. Только успев зачать ребёнка, третьего по счёту, отец покинул семью, создав новую, на стороне. Мать, не выдержав предательства, оставила двухмесячного ребёнка старикам и навсегда покинула дом вслед за отцом, взяв с собой лишь старшего сына Гену. А второго сына Славу в инвалидной коляске забрал отец.

Малыш-искусственник, вскармливаемый коровьим вперемешку со сгущённым молоком в отрыве от материнского, не мог расти здоровым, и когда совсем истощённый ребёнок умирал, нашёлся неожиданный выход. У соседки-узбечки по имени Тохтахон-опы почти в это же время родился сын. Узнав о трагическом положение с ребёнком, которому дали имя Виктор, что означает «победитель», сердобольная женщина решилась кормить его своей грудью, наряду со своим малышом. А было у неё самой шестеро детей и муж-фронтовик. Поскольку она работала, могла кормить Витю только два раза: утром и вечером. Так и росли дружно по соседству два пацана-ровесника: узбечонок Мамасали и корейчонок Витя, которые в скором времени бегали на речку купаться, а потом пристрастились к рыбалке. С раннего возраста Витя был приучен к физическому труду, объектом работы был огород, где дед выращивал практически все виды овощей, которые были основой пищевого рациона бедной семьи. В детской памяти крепко закрепились два эпизода, связанных с приездом родной матери, которую всегда мальчик ждал, но заканчивавшихся слезами и душевным расстройством. Эти встречи не могли растопить заледеневшее сердце подростка.

 

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ…

Как и все дети, Витя пошёл в школу, когда ему исполнилось семь лет. Старательный мальчик учился хорошо, чтобы не быть хуже, чем дети из благополучных семей. К этому призывали постоянно бабушка и дедушка. Будучи школьником, он на летних каникулах помогал деду выращивать рис, поскольку у дедушки с возрастом были проблемы со здоровьем. Конечно, это был тяжкий труд, особенно для подростка, целыми днями в жару, под палящим солнцем стоять по колено в воде и пропалывать рис. Кроме этого надо было таскать ещё на спине мешки с селитрой для подкормки трудоёмкой культуры. Но мальчик понимал, что этот труд был необходим, чтобы семья не голодала.

Тётя Эльза, младшая сестра папы поступила в медучилище в г. Чуст Наманганской области. Бабушка, беспокоясь за молоденькую дочь, что она одна будет жить вдали от дома, решила отправить Витю, который мог бы помогать по хозяйству и служить ей защитником. На первых порах ему было нелегко освоиться в новой школе, тем более приходилось заново изучать английский, вместо французского языка, что преподавался в сретенской школе. Эльза, будучи студенткой, иногда по ночам, подрабатывала на станции скорой помощи в качестве медсестры, при этом непременно брала с собой племянника на дежурство. После окончания медучилища она вышла замуж, на этом у Вити миссия защитника и помощника закончилась. Но ненадолго, потому что бабушка вскоре его отправила к другой тётушке Миле в город Ленинабад Таджикской ССР. Тётя Мила училась там в педагогическом институте. Всего полтора года жили они вместе на частной квартире, но как считает Виктор, это было самое благодатное время из всех этапов его жизни в детстве с родными. Жили очень дружно, тётя всячески помогала ему в учёбе, более того, она педагогическую практику проходила именно в той школе, где учился Виктор. Она заходила в класс на урок математики. Оба понимали, что ему надо получить хорошее образование в школе, чтобы потом поступить в институт, такова была их совместная цель и к этому они шли целенаправленно. Мила усиленно готовила племянника по математике, засиживаясь вдвоём, зачастую до полуночи. После окончания института она успешно вышла замуж, и поэтому Витя вернулся домой в Сретенку. Однако жить со стариками пришлось ему недолго, поскольку другая тётушка по имени Ольга, к этому времени окончив Иркутский госуниверситет, успела выйти замуж за русского парня Валерия Аксёнова и последовала за мужем в село Зафарабад. Семейная жизнь у них не заладилась, часто случались скандалы, вплоть до рукоприкладства. Видимо, бабушка, посчитав, что Виктор, уже несколько повзрослевший, сможет усмирить буяна и защитить тётку, решила отправить его к ним, чтобы там продолжил учёбу. В школе теперь стал учить третий по счёту иностранный язык — немецкий…! Жить в семье тёти Оли, где случались частые ссоры и драки в пьяном угаре, было очень тяжело. Несмотря на то, что у них уже имелись три дочки, семейная обстановка была напряжённая из-за чрезмерного употребления спиртных напитков со стороны дяди Валеры, выливавшегося в скандалы и драки. В конечном итоге т. Олю родственники развели через суд, и она уехала из Зафарабада.

После окончания восьмого класса в Зафарабаде Виктор на летних каникулах устроился работать в ПМК, в качестве ученика каменщика. Вначале выполнял обязанности подсобного рабочего: таскал раствор, подавал мастеру кирпичи и т.д. Позже под наблюдением мастера начал класть кирпичи и за три летних месяца освоил свою первую рабочую профессию и стал каменщиком первого разряда. На заработанные деньги с помощью т. Оли купил себе одежду, обувь и гитару. Петь песни Виктор любил, пел всегда и везде, несмотря на трудное детство. Его заветной мечтой с раннего возраста было получить музыкальное образование и создать свой ансамбль. Хотя осуществить мечту не удалось, но любовь к песне живёт в нём и сопровождает всю его жизнь.

В свою родную школу в Сретенке вернулся только к середине девятого класса, на сей раз окончательно, где получил среднее образование. Старательный парнишка учился хорошо, особенно в выпускном классе, желая получить аттестат только с хорошими оценками, но этому помешал ряд обстоятельств. Одно из них следует объяснить, чтобы понять, почему в аттестате была удовлетворительная оценка по литературе. Всем известно, что в Узбекистане осенью на сбор хлопка-сырца привлекались учащиеся старших классов. Витя всегда был передовым сборщиком и неплохо зарабатывал, хотя платили копейки. Однажды во время сбора хлопка, он решил подшутить над классной руководительницей, она же учитель русского языка и литературы. Дело в том, что молодая женщина была ужасной кокеткой, она постоянно смотрела в зеркальце, пудрила лицо и красила губы, порой забывая записывать килограммы хлопка, собранные учениками. Вот рассерженный Виктор решил отомстить ей за это, для чего поймал в речке трёх лягушек и незаметно положил их в сумочку педагога. Когда она в очередной раз полезла туда за зеркальцем и пудрой, вдруг оттуда стали выпрыгивать эти лягушки, а последняя, самая большая, запрыгнула ей на грудь. От испуга учительница стала громко кричать и визжать, а затем её лицо мгновенно перекосилось. Женщину увезли в больницу, а директор школы стал искать среди ребят виновника происшествия. Конечно, никто не сознавался, тогда он построил всех ребят в круг и заставил бегать вокруг хирмана — места приёмки хлопка от сборщиков. После второго круга Виктор, видя, как еле бегают уставшие ребята, попросил директора отпустить их на ужин и сознался в совершённом проступке. Бывший фронтовик, педагог от Бога, он знал, что сказать хулигану, и после проведённой воспитательной беседы тот сел на велосипед и помчался в поселковую больницу просить прощения у пострадавшей учительницы. По дороге нарвал большой букет полевых цветов, который решил преподнести классной. Для этого встал на седло велосипеда и с виноватым видом протянул букет цветов через открытое окно учительнице со словами искреннего сожаления, но тут же увидел, что её перекошенное лицо неожиданно скривилось ещё больше от возмущения и гнева. Таких ругательств, которые были сказаны ею в порыве негодования в адрес парня, ещё никогда до этого не приходилось ему слышать. В итоге, потом в аттестате оказалась «тройка» по её предмету и «неуд» за поведение, а ещё отрицательная характеристика. Однако всё это не повлияло на его дальнейшую судьбу.

Теперь ещё надо сказать о том, что в период окончания школы у юноши вспыхнула первая любовь к выпускнице с параллельного класса, Гуле Токуровой, которая сама написала любовное письмо Виктору и на выпускном вечере передала через его одноклассника. После этого они стали встречаться, ходили на речку, в кинотеатры, читали друг другу стихи. Юноша очень скоро обрёл в ней родственную душу. Однако эта недолгая романтическая дружба-любовь закончилась по причине переезда Гули с родителями в далёкую Россию, и все дальнейшие попытки её поиска, даже в зрелом возрасте, не увенчались успехом. Единственное, что он узнал со временем, это то, что девушка вышла замуж за лётчика. Фотографию любимой девушки, которую он хранил в серванте несколько лет, порвала бабушка на мелкие клочья перед его свадьбой. Она с самого начала дружбы внука с Гулей была против этого, говоря, что надо жениться на своей кореянке. В конце концов, так оно и случилось.

После окончания школы перед Виктором стояла дилемма: продолжить работу на стройке или учиться в институте, куда ещё надо было поступить. Трудное материальное положение в семье и отсутствие денег, чтобы учиться дальше, толкало парня на то, чтобы идти на работу. Однако бабушка с дедушкой настойчиво убеждали внука в необходимости получения высшего образования. Что только так можно стать настоящим человеком, жить хорошо и богато, пользоваться почётом и уважением среди друзей, родных и т.д. и т.п. Для начала они посоветовали внуку обратиться за помощью к матери, которая жила недалеко от них, в г. Бекабаде, уверяя, что она поможет, ведь мать всё-таки. Решено. В один прекрасный день юноша отправился на поиски своей матери в тот незнакомый город. С замиранием сердца и комом в горле, думая, как встретит его мама, ведь прошло лет десять с их последней встречи, Витя постучал в калитку её дома. Навстречу вышла заметно постаревшая мать, которая не узнала в нём своего сына. Когда он представился ей, мать еле слышно промолвила: «Как же ты вырос…»

Дома, кроме мамы, была сноха — жена старшего брата Гены, которого она забрала с собой, уходя из семьи и дочь, рождённая уже от другого мужчины. Вскоре все сели обедать и как бы само собой завязалась беседа, в которой больше говорила мать с оправданием своего поступка, объясняла, почему не могла взять с собой и двухмесячного ребёнка. Постепенно беседа превратилась в монолог матери, а когда сын пытался прервать её разговор, чтобы сказать своё, случилась у неё истерика. Обоюдные крики не дали вести дальше беседу, не то чтобы обедать вместе. В порыве гнева Витя ударил кулаком по столу и вышел из дому. Вскоре уехал домой, не солоно хлебавши, к своим старикам. Бабушка была недовольна, что внук вернулся от мамы ни с чем. На семейном совете решили обратиться теперь уже за помощью к отцу, который жил далеко, в селе Янгиарык Хорезмской области, это более шестнадцати часов езды с пересадками. А что делать? Поехал. Дома у отца Витя не застал своего родного брата Славу, инвалида детства, оказалось, что отец его вылечил в Ташкенте, и теперь он учится в техникуме в другом городе. В новой семье у отца с мачехой, тётей Катей, подрастали четверо детей, два сына и две дочки. Встреча была не очень радостной, отец вёл себя сдержанно, а мачеха есть мачеха. Она демонстративно держалась на расстояние, приближая к себе своих детей. Это явно было видно даже за столом, когда мачеха ближе двигала блюда с едой к своим деткам. Она всячески унижала, задавая парню колкие вопросы. Ведь не зря в русских народных сказках мачехи выставлены, как злыдни, невидимые существа без языка, глаз и ушей. Находиться дома в такой обстановке было невыносимо, поэтому он целый день смотрел по несколько сеансов кино в сельском клубе. По возвращению отца с работы Витя попросил у него денег на учёбу. Отец, взрослый мужчина, заискивающим и жалобным голосом обратился к жене с вопросом, сможем ли дать Вите денег? Из чего юноша сделал вывод, кто в доме хозяин. Тётя Катя дала сто рублей, на которые надо было добраться до г. Джамбула, что в Казахстане, вместе с их младшей дочерью Лизой. Там они сдали документы в гидромелиоративный институт. В этом же городе училась её старшая сестра. Лиза поступила на экономический факультет, а Виктор — на механический, причём с высшими баллами вне конкурса, из-за чего та «тройка» в аттестате зрелости и школьная отрицательная характеристика от классной руководительницы никакую роль не сыграли. После двух унизительных и обидных поездок к матери, затем — к отцу с просьбой о помощи молодой человек сделал для себя ещё одну глубокую отметку в душе: сделать всё возможное для того, чтобы в будущем создать крепкую семью и стать хорошим отцом своим детям.

Тем временем наступила пора учёбы в институте. Те сто рублей, которые дала мачеха, как бы не экономил абитуриент, всё же иссякли. О том, что мачеха будет помогать так же, как своим дочкам, и речи не было. Стипендия была мизерной, а старая одежда и обувь износились и нуждались в обновке. А ведь ежедневно надо было ещё питаться, хотя бы два раза в день, не говоря о необходимости наличия какой-то мелочи на карманные расходы. Неопределённость будущего угнетала все первые дни учёбы в институте, и после долгих размышлений Виктор перевёлся на вечернее отделение механического факультета и устроился на работу в локомотивное депо в качестве слесаря-ходовика. Пришлось с общежития перейти в съёмную квартиру, а учёбу совмещать с работой, чтобы обеспечить себя самому. Правда, скоро с городского военкомата пришла повестка о призыве на службу в армию. По этой причине пришлось прервать учёбу в институте и работу в депо. В распоряжении Виктора до явки в военкомат с личными вещами оставалось 2-3 дня, что дало ему возможность съездить домой и попрощаться со своими родными стариками.

 

СЛУЖБА В ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ

Вернувшись из дому в Джамбул, Виктор Пак вместе с другими призывниками находился несколько дней в военкомате, где проходил медкомиссию на годность к службе в армии. Здесь опять испытал трудности в связи с тем, что призывников не выпускали в город, чтобы покупать продукты питания. В основном ребята питались тем, что приносили их родственники, а к Виктору никто не приходил, хотя сёстры-студентки знали, что он находится в военкомате, проходя медкомиссию в ожидании распределения по родам войск.

Здоровье и судьба благоволили Виктора Пака служить на Тихоокеанском военно-морском флоте. А в Приморский край, где располагался этот флот, он с группой призывников вначале отправился с Джамбула до Хабаровска на самолёте, а затем все вместе ехали на поезде до Владивостока. Оттуда, наконец, попали на станцию Моргородок, где располагалась военная часть, там новобранцев стали распределять по родам флота: надводный, подводный флот, морская пехота, морская авиация, береговая охрана. Военврачи медкомиссии при осмотре Виктора на его медкарту ставили штамп: «Годен: подводный флот». Так бы он попал на эту трудную службу, если бы старослужащий земляк из Узбекистана не посоветовал ему во время прохождения последнего теста на велотренажёре прекратить крутить педали и упасть. А перед этим добрый земляк объяснил новобранцу, что служить в подводном флоте гораздо труднее, чем в надводном. Оказавшись впервые в жизни на диковинном велотренажёре, он забыл про совет земляка, и только когда на спидометре увидел стрелку около 80 км/час, вспомнил слова старослужащего и резко отпустил педали. Падения не было, парень завис на страховочных ремнях. Врачи отвели его под холодный душ, а на медкарте появился окончательный вердикт: «Годен: надводный флот». После учёбы в ШМС (школа младших специалистов) Виктора направили на остров Русский, где определили в качестве радиста-радиомеханика на крейсер «Адмирал Сенявин». Служба на флоте для моряка пролетела, как один миг. За полгода до увольнения Виктора с двумя сослуживцами, как это было положено, списали на берег. Там тоже служба шла нормально, пока сам не создал себе неприятную историю. С однополчанином они ушли в самоволку в г. Владивосток, где попались военным патрулям и оказались на гауптвахте на трое суток. Старослужащие, почувствовав себя морскими волками, не встали при появлении молодого начальника караула, хотя по неписаному правилу, как «деды» имели такое право. Тот долго и истошно читал «старикам» мораль, пока Виктор не прервал поток брани, запустив в него ботинок через плечо, на лбу последнего моментально появилась кровяная ранка от подковы на каблуке ботинка. Тот схватил автомат и выстрелил очередью поверх головы нарушителей. Сослуживец Виктора свалил начальника караула и хорошо поколотил его по голове. В итоге начальник гауптвахты продлил срок ареста, и они просидели больше месяца, пока их не вызволил старшина, присланный командиром части.

Спустя даже многие годы, Виктор Пак с благодарностью вспоминает командира части капитана первого ранга Гарбус Евгения Ивановича. Немногословный, даже суровый, всегда подтянутый, для своих моряков он был как отец, заботился и являл собой пример настоящего русского офицера. Несмотря на то дисциплинарное взыскание, его отношение к Виктору не только не поменялось к худшему, а наоборот он предлагал остаться на флоте, рекомендовав к поступлению в Тихоокеанское высшее военно-морское училище. Кроме того, за хорошую службу моряк получил очередное воинское звание и был поощрён 10-дневным отпуском на родину и плюс 20 дней на дорогу поездом. Чтобы сократить время на дорогу, решил полететь домой на самолёте. На почте отбил телеграмму родным, чтобы выслали деньги на билет, но сразу получил короткий и неожиданный ответ: «Виктор, не приезжай». Моряк был ошарашен такому ответу, в отчаянии готов был застрелиться, но скоро пришёл в себя. К счастью, узнав о случившемся, ему вновь помог командир части, одолжив деньги на билет. Вскоре Виктор полетел в Ташкент, а оттуда в Наманган, куда переехали все его родные. По адресу на конверте нашёл дом, но не очень скоро. Первым, кого он увидел там, был его … отец, который сразу не признал сына, видимо, из-за морской формы. Во дворе почему-то было много народу, слышались громкие рыдания и плач. На немой вопрос сына, отец тихо сказал, что не стало деда. Получилось так, что, приехав в отпуск, внук попал на похороны любимого деда, самого близкого человека на свете. Позже Виктор узнал от родных, что в тот момент, когда он летел на самолёте из Владивостока в Ташкент, очнувшийся на короткий миг, дедушка стал звать по имени своего внука. Несмотря на то, что ему говорили, что Витя сейчас находится далеко, дед уверенно произнёс: «Виктор уже едет». Совершенно неведомо, откуда это он мог знать?! В момент, когда самолёт приземлялся в аэропорту, дедушка скончался. Беззвучно стоя у гроба дедушки, внук глотал слёзы, а перед его мокрыми глазами пролетали картины из его детства, как возился с ним дед. Он никогда не наказывал внука, даже не повышал голос за проказы, наверняка жалел, что мальчик растёт без родителей. Дедушка так прикипел к своей малой родине — Сретенке, где жил с момента переселения из Приморья в 1937 году до последних лет, что не смог прижиться на новом месте.

С тяжёлым сердцем проводил внук своего любимого дедушку в последний путь и горько сожалел, что совсем немного времени не хватило, чтобы проститься с ним. Ту злополучную телеграмму, втайне от семьи, отбила старшая тётка Тоня. Если бы…?!

Тем временем срок отпуска заканчивался, надо было лететь обратно на место службы. Деньги на билет одолжила тётя Мила, и через 28 дней Виктор летел во Владивосток, чтобы дослужить свой срок во флоте. Посвятить свою жизнь службе во флоте он не мог, поскольку знал, что бабушке будет сложно без дедушки, тем более она хотела жить именно с ним. Поэтому после увольнения из флота, он вернулся на родину домой. К тому времени работавшая в ЖЭКе тётя Тоня выбила двухкомнатную квартиру, куда поселила бабушку, и внуку там нашлось место. Так началась новая жизнь у Виктора на гражданке, теперь уже в городе Намангане. Прежде всего он восстановился на своём механическом факультете в Джамбуле, только теперь перевёлся на заочное отделение, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Сразу устроился на временную работу в качестве мираба, это смотритель воды — в местный Туракурганский райводоканал. В бригаде мирабов работали одни узбеки-аксакалы, самым молодым был только вчерашний моряк, студент-заочник Виктор Пак. За почти три года работы, с 1979 по 1981 год, сперва — в качестве мираба, затем техником Туракурганского районного управления оросительных систем Наманганской области, что полезного получил молодой человек, кроме небольшой зарплаты, стажа работы, это — узбекский язык, который освоил в совершенстве, общаясь ежедневно со стариками-узбеками. А ещё хорошо запомнил совет одного мудрого аксакала, который сказал следующее: «Вот ты, Витя, сейчас студент, учишься в институте, и думаю, что очень большим человеком станешь. Только, когда будешь начальником, не забывай почаще смотреть … на дорогу. Какой только люд по ней не ходит: старые и молодые, богатые и бедные, мужчины, женщины и дети, грешники и праведники, судьи и преступники… И всех она терпит одинаково, не сбрасывая с себя даже воров и негодяев. Так вот и твоё сердце, подобно этой дороге, должно быть долготерпимым. Принимай людей такими, какими они есть на самом деле. Не суди никого строго и не сетуй, мол, как только их земля носит… Время — оно само расставит всё по своим местам».  Очень мудро!

Через почти три года бесперспективной работы мирабом Виктор с помощью тёти Эльзы, которая с детства опекала его, устроился на Наманганский машиностроительный завод в качестве ученика сборщика-слесаря с зарплатой 40 руб. в месяц, при этом понимая перспективу будущей специальности после окончания института. Старательный ученик быстро освоил новую профессию и в течение первого года добился присвоения специальности слесаря-сборщика от первого до пятого разряда с зарплатой более двухсот рублей. Попутно освоил ещё специальности: фрезеровщика, сварщика и токаря, одним словом, приобрёл все заводские специальности. Трудился с жадностью, уходя полностью в работу с головой.

А в это же время со стороны бабушки постоянно были слышны причитания, что взрослому внуку пора, наконец, завести свою семью. Тема женитьбы звучала при каждом разговоре в течение круглых суток. В конце концов она сама стала проявлять инициативу в поиске невесты. Однажды, придя вечером с чьих-то поминок, таким хитрым видом объявила внуку, что нашла ему … невесту. Якобы эта девушка очень скромная, порядочная и добрая, она понравилась бабушке сразу, поскольку та одна из всех молодых, осталась после поминок и стала убирать со стола, мыть посуду, хотя её никто и не просил. Уже к тому времени, когда бабушка объявила, что вместе с тётей Олей, они познакомят молодых, у самого Виктора появилось желание посмотреть на бабушкину избранницу. Поэтому узнав, что Элла, так звали эту девушку, работает в Наманганском училище искусств преподавателем фортепиано, юноша поехал туда. Там долго искал нужную фамилию в расписание занятий, не зная, что музыкальные дисциплины назначаются индивидуально вне расписания. Неоднократные попытки потенциального жениха увидеть и познакомиться с этой загадочной Эллой не увенчались успехом, пока сама бабушка однажды не объявила, что они все вместе пойдут в гости к будущей невесте. Дверь открыла мама Эллы в экстравагантной одежде с немыслимой женской причёской на голове, а в центре комнаты стояла,  в противовес маме, скромно одетая девушка с доброй мягкой улыбкой. Пока бабушка с мамой Эллой удалились для секретного разговора в другую комнату, жених от неожиданности при виде девушки потерял дар речи и молча уставился в телевизор. Скоро вошедшая бабушка предложила молодым пойти в кино, отказа от девушки не было, она сказала, что надо только ей переодеться. Стараясь не встречаться взглядом, молодые отправились в кинотеатр. Только там, во время демонстрации двухсерийного индийского фильма, Виктор краем глаза, изучающе смотрел на Эллу. Девушка приглянулась сразу своей светлостью, спокойствием, простотой и отсутствием всякой вычурности. Прощаясь с девушкой, Виктор предложил общаться в дальнейшем и, спустя три месяца, что встречались на свиданиях, он убедился в правильности выбора. Поэтому без всяких обиняков сделал ей предложение выйти за него замуж. На что получил неожиданный ответ: «…Как родители скажут». А ещё попросила подождать окончания последнего курса педагогического института, где училась заочно.

Виктор никогда не забудет того волнения и переживания, которые испытал, когда просил руки Эллы у её матери. В ответ на его предложение из её уст прозвучали слова: «Наша дочь окончила музыкальное училище, а сейчас — на последнем курсе пединститута… Она же ничего не умеет делать по дому! Как вы будете жить?». «Можно подумать, когда вы выходили замуж, что-то умели», — кротко ответила невеста Элла. Так очень просто решился вопрос женитьбы. Теперь надо было решать проблемы, связанные с датой проведения дёнчи — сватовства невесты, а потом и самой свадьбы, обговаривая все организационные вопросы. Бабушка и папа Эллы — Огай Николай Дмитриевич быстро разрешили все вопросы, при этом он хотел провести совместную свадьбу, освободив бабушку от расходов на такое большое мероприятие. На что бабушка отказалась в категорической форме, заявив, что она хоть и старая, но свой долг исполнит. Здесь будет уместным сказать, что будущий тесть сыграл большую роль в решении Виктора жениться на Элле. Очень тактичный и порядочный человек, Николай Дмитриевич, узнав о том, что он рос без родителей, стал относиться к нему с ещё большей теплотой и пониманием. Ведь сам тоже рос в сиротстве, рано потеряв родителей. Он разбирался в людях, был опытным и авторитетным руководителем, долгие годы работал главным бухгалтером крупного в городе ресторана «Юпитер».

Тем временем наступил день дёнчи (сватовства), назначенный на ранний час, поскольку у корейцев существует ряд поверий, связанных с этим мероприятием. Одно из них, это якобы жених и его родственники на рассвете смогут увидеть натуральную красоту, без всяких ухищрений. Однако это дело пошло насмарку в связи с тем, что никто из родственников жениха не пришёл в назначенное наутро время. Потихоньку, по одному явились все, только к … 11 часам дня! Расстроенный Виктор, ещё раз остро ощутил отсутствие своих родителей. Было обидно, а ещё более — стыдно перед невестой и её многочисленной роднёй, которые в ожидание делегации со стороны жениха не спали всю ночь. А в ресторане «Юпитер», где намечалось провести дёнчи, сидели несколько часов более ста приглашённых гостей в ожидание начала мероприятия.

Следующим шагом для совместной жизни стала свадьба у невесты. Хотя по корейским обычаям она должна длиться до обеда, а затем продолжаться в доме жениха, однако было решено, что торжество со стороны невесты продлится до позднего вечера.

Свадьба в ресторане «Юпитер» стала не только ярким семейным событием, но также показала, каким высоким уважением пользуется в городе глава семьи Николай Дмитриевич Огай. На празднике присутствовало около трёхсот гостей. Слова поздравлений, пожелания и напутствия вперемежку с песнями, шутками и танцами наполняли зал торжества в течение всего праздничного дня и вечера. Гуляние закончилось далеко за полночь. В квартиру Эллы вернулись человек 15 из близких родственников, которые вскоре удалились отдыхать. А тёща предложила зятю отправиться к себе домой, но жених твёрдо заявил ей, что уйдёт только с женой. Тёща нехотя позволила остаться зятю, принесла два комплекта белья и указала пальцем на два дивана, стоящие друг против друга. От пережитого волнения и напряжения молодым не спалось, а тут ещё по дому, в тишине, долго стали разноситься звуки громкого скрипа. Оба поняли, что это не спит мама Эллы.

А рано утром был звонок из дома, надо было идти к себе, чтобы помочь бабушке подготовиться к следующему торжеству. С ней вдвоём заранее приготовили разные салаты, чимпени, кадюри, а чартоги отбивал жених с напарником рано утром в день свадьбы. Поскольку жить в этом городе стал относительно недавно, да образ жизни вёл такой: дом-работа-дом, что друзей как таковых особо у Виктора здесь и не было. Свадьбу решили сыграть скромно, без всяких излишеств и с малым количеством гостей. Организатором своей свадьбы был только сам жених. Торжество решили провести 14 ноября 1981 года в местном Дворце культуры «Текстильщик». В тот день был сильный ливень, на что одни гости стали говорить, мол, невеста капризная, а другие — считать, что это к удаче и богатству. В подтверждение последнего предсказания на крыше свадебной машины «Волга» сверкало ослепительным блеском украшение из двух сплетённых колец, изготовленных женихом на своём заводе из блестящих медных прутьев. На этой шикарной «Волге», украшенной яркими кольцами на крыше, разноцветными шарами, лентами и красивой куклой на капоте, умчались молодожёны под радостные взгляды родных, друзей и соседей в неизведанный мир семейной жизни.

 

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

После свадьбы Элла впервые в этот вечер переступила порог дома мужа, где остались с ночёвкой родственники, приехавшие издалека на семейное торжество. Вот для них по корейским обычаям молодая жена должна была рано утром сварить паби (каша из риса) на завтрак. С этой задачей Элла справилась, правда, каша слегка подгорела, может от волнения или от чрезмерных советов бабушки, которая переживала за невестку, но на вкус не повлияла, гости остались довольны. Можно сказать, что с этого простого ритуала у молодожёнов началась семейная жизнь, с её буднями и праздниками.

Виктор, как и прежде, работал на заводе, и Элла тоже продолжала преподавать в училище искусств курс общего фортепиано. Жили очень скромно, в стеснённых обстоятельствах, молодая жена мечтала иметь свой личный уголок. А муж мог пока только обещать, во что было трудно поверить на данный момент, любящей жене. Она тосковала по родительскому дому, поскольку жизнь молодожёнов в квартире бабушки постепенно осложнялась, по непонятной причине она часто ворчала на невестку, проявляла недовольство по всяким пустякам. Хотя до свадьбы всегда искренне хвалила и даже боготворила. Может быть, это была простая женская ревность или тётки настраивали против неё, усмотрев угрозу фамильной недвижимости, как только забеременела молодая женщина, но так или иначе жить дальше вместе было невозможно. Поэтому Виктор решил с беременной женой выписаться отсюда и переехать на съёмную квартиру. Долгие скитания по чужим углам завершились тем, что переехали в родительский дом Эллы. Её отец предложил сам такой вариант, а также настоятельно просила Элла жить вместе с её родителями. Как только они переехали из бабушкиной квартиры, тётя Тоня прописала туда свою младшую дочь. Это о чём-то говорит?!

В то время Виктор продолжал учиться заочно в институте в том же городе Джамбуле. На очередную сессию он ехал с тяжёлым сердцем, Элла была на последних месяцах беременности. Чтобы не отягощать финансово семью, он поехал в Ленинабад к тёте Миле, которая обещала помочь деньгами на сессию. Погостив два дня у тёти, в ночь на 31 декабря сел на поезд до Джамбула, чтобы не опоздать на занятия 2 января. Какие только горестные мысли не одолевали студента, скорого отца, в новогоднюю ночь, вдали от любимой жены, в почти пустом вагоне со стаканом чая в руке вместо бокала с шампанским?! С первых дней учёбы в свободное время Виктор взялся писать рефераты, курсовые и дипломные работы студентам-заочникам, которые платили от 40 до 60 рублей. А тут ещё к православному Рождеству хозяйка дома, у которой снимал комнату студент, попросила зарезать, как она выразилась, «поросёночка». Не имея на то никакого опыта, Виктор, видя удручённый и жалостливый вид старушки, согласился зарубить скотину. Можно представить, как нелегко было одному, совсем неопытному мяснику, справиться со здоровенным хряком в сто килограммов, вместо «поросёночка». Опустим подробности всей этой борьбы, скажем только одно: справился! Такса деревенского мясника, который временно отсутствовал, была такова: 15 руб. и пару-тройку килограммов отменной вырезки. По просьбе Виктора эта сумма была засчитана в счёт погашения платы за комнату, а вместо вырезки добрая хозяйка потчевала все 20 дней его проживания. Под конец учебной сессии, точнее 17 января, Виктор получил телеграмму от тёщи: «Родился внук. Николай. 3600».

Не было радости конца, что он стал отцом. На следующий день счастливый папаша сообщил радостную весть своим однокурсникам, пригласив всех 16 студентов своей группы в ресторан «Тюльпан». Однокурсники подарили ему расписной кувшин с надписью «Виктору на день рождения сына от однокурсников». Этот подарок тронул молодого отца до глубины души, и он хранится в доме до сих пор. Наряду с этим староста группы налил в цветочный кувшин полную бутылку водки и преподнёс Виктору с торжественным пожеланием: «Здоровья твоему сыну!» Как можно было отказать такому пожеланию, хотя он не пил спиртного, но тут взял и опрокинул в себя всё содержимое стеклянной посудины. И под радостные восклицания однокурсников, откусив кусочек пирожка, … рухнул на пол без чувств. Очнулся только в три часа ночи в своей комнате. Внутри так жгло, что еле выполз во двор, там упал лицом на снег и судорожно стал глотать его, стараясь потушить пожар внутри. Тут он вспомнил про хозяйский курятник, куда заполз на четвереньках и, в темноте нащупав снесённое курочкой яйцо, выпил его сырым для опохмела. Только после этого внутренний пожар несколько приутих. Вернувшись в дом, он проспал до обеда. Проснулся с дикой болью в голове и от хозяйки узнал, что она прогнала, отругав на чём свет стоит, пришедшую проведать бедолагу, делегацию одногруппников. «Споили, окаянные, моего квартиранта». Под эти бесконечные причитания Виктор вновь отключился и так, в полном забытьи, пролежал ещё два дня. Так «обмыл» своего первенца молодой папаша, и с тех пор он воздерживается от употребления спиртных напитков, тем более в немереных количествах.

Как самая дорогая память о тех студенческих годах в семье хранятся серёжки и кольцо. Золотой комплект «Тюльпан» Виктор купил своей жене Элле за рождение сына Коли на деньги, которые он заработал написанием курсовых и дипломных работ своим однокурсникам.

К сожалению, совместная жизнь в родительском доме Эллы радости молодожёнам не принесла. Практически ежедневно Виктору приходилось по всякому случаю или причине выслушивать упрёки тёщи, главным образом из-за отсутствия достатка в семье. Приводились примеры, как в других молодых семьях имеются свои квартиры с хорошей обстановкой, а у некоторых даже легковые автомобили, не говоря о коврах и хрусталях. При совместной жизни тёща сполна заставила зятя испить чащу унижения и горечи от своего незавидного материального положения, а ещё и сиротства при живых родителях. Именно тогда он поклялся работать так много, чтобы у сына было всё, и никто не мог насмехаться над ним и показывать пальцем. В этой связи он запомнил ещё один случай из жизни в семье родителей Эллы. У них сложилась традиция каждое лето выезжать на море и на это лето они решили поехать отдыхать в горы на озеро Иссык-Куль. Виктор не мог позволить себе такую роскошь, потому что в свой трудовой отпуск решил помочь тёте Миле на её луковом поле. Трудился, не разгибая спины, пока не заболел. Поскольку к этому времени основная работа была завершена, тётка отправила заболевшего племянника домой, заплатив за работу 500 рублей. Это были большие деньги по тем временам. По возвращении домой застал картину маслом. Он увидел возмущённую тёщу, которая собирала чемодан, и плачущую жену. Оказалось, что Элла вовремя не смогла получить отпускные, поэтому мать сказала, что поедет на озеро Иссык-Куль без Эллы и внука Коли. Хотя ранее, планируя эту поездку, она говорила, что мальчику будет полезно позагорать в горах и поплавать в горном озере. Глядя на расстроенную жену, Виктор протянул ей все заработанные деньги на луковом поле. Вскоре все они отправились на курорт в такси, помахав ему рукой, правда, забыв оставить … ключи от квартиры. Никто не подумал, где и на что будет жить больной и уставший человек. Только родная бабуля приняла внука без всяких расспросов, выхаживала его от последствий болезни. Как всегда, хлопотала у плиты, чтобы накормить вкусненькой едой своего любимого внука. Так незаметно пролетело время, когда, спустя месяц, вернулись домой загоревшие домочадцы. Все были довольны отдыхом на озере в горах. Однако никто из них не поинтересовался, как жил всё это время Виктор.

Жизнь потекла, как и прежде, пока тёща вновь не застала зятя за конспектами к очередной сессии. А тут ещё на столе лежали деньги на билет, при виде которых пришла в ярость. Выговаривала, что опять ей придётся кормить семью, что молодые сели ей на шею и т.д. и т.п. Как всегда, Виктор слушал её гневный ропот молча, потом зашёл к себе в комнату и стал собирать свои вещи. Руки нервно тряслись, никак не мог зажечь спичку, чтобы закурить. Вбежавшей Элле сказал жёстко: «Буду ждать тебя с ребёнком в подъезде. Но только до тех пор, пока не догорит эта сигарета. Промедлишь на секунду — вместе мы больше жить не будем».

После этого вышел в подъезд. Стоя в холодном подъезде, ругал себя за горячность. Знал ведь, что Элла все годы росла под прессом непререкаемого авторитета своей матери, которая, будучи директором школы, повелевать и манипулировать людьми умела как никто другой. После жесткого ультиматум мужа, Элла за короткий миг успела собрать необходимые вещи сына, наскоро одела хнычущего сонного Колю в пальто и пулей вылетела из квартиры. Глядя на мужа широко распахнутыми от испуга глазами, негромко произнесла: «Витя, мы пришли. Мы с тобой…».

Что делать дальше?! Оставалось жить на съёмной квартире. В те годы Виктор с Эллой сполна познали значение брачной клятвы, которую дают супруги у алтаря: быть вместе и не оставлять друг друга в здравии и болезни, в богатстве и бедности. Однако муж особо остро и болезненно переносил нехватку денег, которая сказывалась во всём на самых дорогих людях. Был однажды случай, когда Элла, выросшая в достатке и не привыкшая экономить, истратила все оставшиеся деньги на покупку … детских книжек. Книжки были замечательные, красивые и разные, но на еду не осталось ни рубля. Пришлось Виктору отнести в телеателье чёрно-белый телевизор «Горизонт» и на вырученные 15 рублей протянуть две недели до получки. После этого случая Виктор сказал жене, что из его зарплаты денег больше она не увидит. Все покупки для дома будет делать сам. На том и решили, что каждый из них свою зарплату будет оставлять себе. Элла впервые в жизни стала экономить, тратя свою зарплату. Но, тем не менее, денег в семье всегда не хватало.

 

ТРУДОВЫЕ БУДНИ

На своём, теперь уже родном заводе Виктор Пак работал, как одержимый, окунувшись в рабочую стихию с головой и со всей страстью. А его первым наставником был бригадир слесарей-сборщиков Исмаил-ака Ахунов, опытнейший работник, настоящий мастер своего дела. Бригада занималась сборкой стальных задвижек для химической промышленности. Это был тяжёлый физический труд, потому как корпус каждой из них весил килограмм сорок, а за смену бригаде из 12 человек предстояло собрать 120 корпусов. Правда, за этот тяжкий труд зарплату получали хорошую, что хватало на содержание семьи и отложить какую-то сумму на учёбу в институте.

Виктор со своей работой справлялся превосходно, проявлял смекалку, усердие и никогда не нарушал трудовую дисциплину. Поэтому начальство всегда продвигало его по карьерной лестнице. Вскоре за первой должностью сменного мастера последовало назначение мастером смены, затем — заместителя начальника цеха. Видя его упорство и старание, начальник механосборочного цеха Вахид-ака Нишанов относился к своему заместителю очень тепло и доброжелательно. Теперь он стал наставником Виктора на заводе, давал советы, как правильно обращаться с рабочими, управлять трудовым коллективом. Видимо, верил, что из него получится толковый руководитель.

Событием большой важности для семьи было сообщение о том, что Виктору выделили квартиру, хотя однокомнатную, но зато теперь будет свой угол после долгих скитаний по съёмным квартирам. Это была настоящая радость, да ещё очень скоро семья переехала уже в двухкомнатную квартиру. Сын Коля к тому времени подрос, пора было определить его в детский сад. Рядом с их домом находился детский сад, принадлежавший мелькомбинату. Он считался самым лучшим дошкольным предприятием не только города, но и всей области. Устроить в элитный садик, тем более ведомственный, было невозможно. Но тем не менее, любящий отец решился поговорить с заведующей детским садом в надежде на какое-то исключающее обстоятельство. Таким обстоятельством для них явилось строительство детской площадки-городка, которую построил своими силами Виктор Николаевич за несколько дней, да ещё по просьбе заведующей покрасил все готовые конструкции: пять горок, четыре лестницы и по паре турников и качелей. Нарядный разноцветный уголок площадки-городка решил вопрос устройства Коли в детсад. А через несколько лет в семье Виктора появился на свет второй сын, которому дали имя — Дима.

Личная жизнь Виктора Николаевича Пака к этому времени налаживалась, в семье появились двое сыновей, карьера пошла в гору, финансовые проблемы отошли в сторону, взять бы да радоваться. Однако случилась беда, 9 ноября 1986 года скончался тесть Николай Дмитриевич Огай. Великодушный, очень добрый и сердечный человек, с которым долгие годы зять Виктор жил в мире и согласие. Для него тесть был самый дорогой человек, он заменил ему родного отца, и с его потерей Виктор осиротел второй раз. После смерти мужа тёща не могла переносить одиночество в опустевшем доме и потому с тех пор почти каждый день проводила время в доме дочери Эллы.

Однако даже с уходом самых дорогих сердцу людей жизнь не останавливается и на месте не стоит. С рождением второго сына Димы остро встал вопрос о расширении жилплощади, двухкомнатная квартира стала тесноватой. Однажды на автобусной остановке В. Пак обратил внимание на объявление об обмене трёхкомнатной на двухкомнатную квартиру. Хозяйка квартиры, пожилая женщина, за обмен запросила доплату 600 рублей. Таких денег у Виктора не было, поэтому он обратился к тёте Эльзе, которая с готовностью помогла. Гордостью и радостью наполнили душу молодого папашу после этой сделки. А к этому времени приближалась годовщина младшего сына Димы, значит нужно готовиться к асянди, важному мероприятию для всех корейцев, когда человеку преподносится первый из трёх праздничных столов. Однако предпраздничное настроение омрачилось в связи с известием о недовольстве старшей тёти Тони, которая была возмущена решением обмена жилплощади и тем более просить деньги в долг, не посоветовавшись с ней, как со старшей в семье тёти. Более того, она заявила через близких людей, что ни её, ни других родственников не будет на асянди. Такого поворота не ожидали ни Виктор, ни Элла. Конечно, все были расстроены, но ничего не поделаешь, надо было готовиться. Ведь асянди не отменяется и не переносится, надо отмечать день в день, хоть камни будут падать с неба. К тому времени бабули и тестя уже не было в живых, Виктору пришлось решать все вопросы самому. В те трудные минуты неожиданно для него оказала ему моральную поддержку тёща, которая узнала о конфликте зятя с тётей Тоней. Оказывается, у женщин была взаимная неприязнь.

Однако в разгар праздника старшая тётка пришла вместе со своими сёстрами, чему был очень рад их племянник Виктор. С радостным настроением бегал с вёдрами с четвёртого на первый этаж, потому что в тот день, как назло, отключили воду. Вдруг, между этим делом, он услышал громкие женские голоса. Оказалось, что сцепились тётя Тоня и его тёща из-за пустяка. Тётушку взорвало замечание тёщи по поводу того, как та набирает, облизывая свою ложку, салаты из общих тарелок. В знак протеста тётя Тоня демонстративно покинула асянди в сопровождении младших сестёр. Виктору было стыдно за всех и больно за разлад между близкими людьми. На другой день отправился к ним, прихватив кое-что из деликатесов со дня асянди, с искренними извинениями. В ответ тётя Тоня в присутствии всей родни высмеяла племянника, обозвав его подкаблучником. А в придачу, с молчаливого согласия своих сестёр, потребовала вернуть занятые деньги 600 рублей. Виктор молча принёс все деньги, подаренные на асянди маленькому Диме. Когда тётка насмешливо, глядя на него, стала пересчитывать деньги, Виктор готов был выть волком от обиды и унижения, но лишь крепче стиснул зубы. А затем, выходя из комнаты, что есть мочи ударил с размаху кулаком по дверному стеклу, осколки которого разлетелись по комнате. Окровавленного мужа кое-как отвела жена в больницу, где наложили на рану восемь швов. В тот день что-то умерло в нём. Что-то оборвалось… Образовавшая в душе пустота, поглотила и боль, и память об инциденте. Но душевный рубец на сердце остался навсегда, как и шрам на правой руке.

Но жизнь есть жизнь. Надо идти по ней вперёд, несмотря ни на что. К тому времени Виктор заканчивал институт. Получение диплома совпало с одним из самых знаменательных событий в его жизни. Дело в том, что непосредственный его начальник по машзаводу – Рустам Абдуллаев был переведён на завод «Электротерм» на должность главного инженера и пригласил Виктора Пака на вакантное место главного технолога. Завод «Электротерм» был одним из передовых предприятий союзного значения и находился в подчинении министерства электротехнической промышленности и приборостроения СССР. На нём работало четыре с половиной тысячи человек, для сравнения, на машзаводе — всего 700 рабочих. Однако уволиться было нельзя, потому что директор машзавода А. Поттаев не подписывал заявление, уговаривая остаться на заводе. Обещал повышение по должности и служебный автомобиль, более того, при Викторе порвал заявление.

Примерно через пару месяцев Виктор встретил Рустама Абдуллаева, который поинтересовался, почему не уволился? Ответил, что директор не увольняет. Рустам сказал, отдать заявление ему, как надумаешь уволиться окончательно, и что сам зайдёт к директору. Так получилось, что чуть позже Виктор заболел и попал в больницу, где пролежал три недели, но никто из его коллектива не посетил больного. Тогда, как Р. Абдуллаев приходил через день с передачей и узнавал состояние здоровья. Как только встал на ноги, Виктор написал заявление об увольнении и передал Рустаму. Только через три дня он принёс заявление Виктору и поздравил с новой вехой. Позже Виктор узнал, что Рустам сильно поругался с директором машзавода. Сотрудники в приёмной слышали, как они долго разговаривали на повышенных тонах. Так Виктор Николаевич Пак стал работать на заводе «Электротерм». Как было сказано выше — в качестве главного технолога. А спустя несколько месяцев В.Н. Пака назначили заместителем главного инженера, и он возглавил технический отдел и одновременно специальное конструкторское бюро в составе ста инженеров и технологов. Главной задачей этой структуры была разработка новых видов продукции для производства на заводе. Не очень легко было освоить профессиональные тонкости, не один месяц, даже ночами, корпел он над чертежами, изучая премудрости конструирования промышленной продукции. Постепенно возникшее поначалу недоверие к нему, как новому человеку в столь сложной сфере, сменилось на уважительное отношение.

А это время совпало с эпохой перестройки. В стране был полный дефицит товаров народного потребления. Поэтому надо было наладить выпуск новых видов изделий, на разработку которых был нацелен весь состав СКБ. Приходилось непрестанно думать о расширении линейки продукции. Расспрашивали у сотрудников, а в большей степени у женщин, что могло бы пригодиться в семьях для ведения домашнего хозяйства. В результате чего разработали и конструировали ряд приборов бытовой техники, начиная от утюгов и прибора для сушки обуви до автомата для выпечки оладий и нагревательных приборов, заряжавшихся от аккумулятора автомобиля, благодаря которым в пути можно было заваривать кофе или чай. Работали много, порой по 16 часов в сутки, для большинства сотрудников рабочий день был ненормированным, но никто не роптал. В.Н. Пак много ездил в командировки по стране, чтобы изучать продукцию других заводов. Всё это время работу на производстве он сочетал с преподаванием на вечернем отделении Наманганского машиностроительного техникума, а спустя несколько лет был приглашён читать лекции на вечернем отделении Наманганского политехнического института. Позже в течение трёх лет возглавлял там государственную комиссию по защите дипломной работы студентов-выпускников.

А на дворе уже стоял 1988 год, когда руководством завода было принято решение о строительстве нового промышленного комплекса по выпуску товаров народного потребления. Запуск дополнительных мощностей в те времена осуществлялся по следующей схеме: новый проект разрабатывался специалистами «Сибгипроэлектро», затем, после утверждения министерством электротехнической промышленности, направлялся в Госплан, а уже оттуда — на рассмотрение в министерство финансов, принимавшее окончательное решение о выделении средств.

В ситуации, когда время поджимало к новым решениям, техотдел под руководством В.Н. Пака, не имея большого опыта проектирования зданий и сооружений, в течение месяца подготовил проект нового цеха, включая расстановку оборудования. Когда В. Пак занёс документы гендиректору «Электротерма» Х.Н. Нажмиддинову и сказал, что отвезёт в Новосибирск на согласование и добьётся решения Совета министров СССР о включении нового производства в план развития министерства республика уже на следующий год, он лишь покачал головой. «Ну, попробуй… Хотя, навряд ли…», — сказал он после долгого раздумья. Однако распорядился срочно заняться решением этого вопроса.

Итак, опять 26 декабря, в свой день рождения, Виктор Николаевич Пак полетел со своим проектом в Новосибирск. Там, в проектном институте «Сибгипроэлектро» для утверждения проекта надо было получить согласие главного технолога и главного инженера. Подпись первого специалиста получил быстро, а главный инженер Э.В. Зильберман ставить свою подпись категорически отказывался. Долго пришлось спорить, доказывать ему в кабинете, пока в голову В. Пака не пришла идея пригласить его в номер гостиницы. Там, в тесной комнатушке, без посторонних лиц, продолжился спор, но теперь вперемежку с выпивкой горячительной, поскольку за окном стоял сибирский мороз, не менее сорока градусов. Вот тут, слово за слово, подкрепляя свои аргументы крепкой порцией алкоголя, наконец, и пришли к согласию. После долгих наставлений, прямо в номере гостиницы, Зильберман подписал титульный лист проекта и тут же откинулся на кровать, сразу захрапев с ручкой в руке. Сам Пак тоже завалился на пол и заснул, а проснулся рано утром от холода. Наскоро умывшись и попив кофейку, с документами помчался в институт, где в канцелярии поставили печать на подпись главного инженера. Первым же рейсом из аэропорта Толмачёво полетел в Москву. Попав в своё министерство, там с помощью министра, за короткое время согласовал проект со всеми начальниками отделов. Министр после утверждения проекта спокойно сказал В.Н. Паку: «Можете быть свободны. Оставьте проект здесь. По поводу его решения с вами свяжутся и известят позже».

Такого оперативного решения по утверждению проекта, над которым трудился коллектив «Электротерма» в течение одного месяца, главный его автор В.Н. Пак не ожидал. С большой радостью и вдохновением он возвращался через Москву на свою малую родину, в город Наманган. Уже вдогонку, через пару дней, находясь в Москве, в аэропорту Домодедово, купил газету «Правда». Можете представить, каково было его состояние, когда на первой странице он прочитал, набранное крупным шрифтом постановление Верховного Совета СССР за подписью его председателя Николая Ивановича Рыжкова, где сообщалось о целенаправленном выделении Узбекистану трёх миллионов рублей, в том числе 1 миллиона 200 тысяч Наманганскому заводу «Электротерм» для создания нового производства товаров народного потребления… Это была триумфальная победа коллектива завода и его руководства. Для осуществления проекта мобилизовали сразу десять подрядных строительных организаций.

Строительство шло ударными темпами, круглосуточно, и за короткий срок буквально на глазах выросло огромное четырёхэтажное здание, на освоение которого потратили около полумиллиона рублей. Однако дальнейшее финансирование было прекращено в связи с распадом Союза. Правда, само здание стоит в городе Намангане, как напоминание о возможном прорыве. Позже в нём разместили производственные мощности завода «Кока-Кола», а в настоящее время — одно из текстильных предприятий лёгкой промышленности.

 

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Наблюдая, как сдаёт свои позиции некогда мощный завод «Электротерм», к которому прикипела душа, В.Н. Пака, отдавшего много сил, нервов и времени, не могли покидать сожаление, грусть и тоска.

Заводские изделия, выпускаемые в основном для российского рынка, не смогли выдержать ценовой конкуренции с продукцией их же заводов. Рабочие дожидались зарплаты по несколько месяцев. В таких жутких условиях просто выжить было проблематично. Поэтому В.Н. Пак решил просто уйти с завода и открыть своё малое предприятие, как это делали многие предприимчивые и деловые люди того времени.

Это была уже совершенно новая сфера деятельности, которая включала такие новые понятия, как конкуренция, свобода мышления, креативные идеи, разумный риск и т.д. Для успешного ведения бизнеса как никогда стали актуальны трудолюбие, честность и правдивость.

Специализацией малого предприятия, которое открыл В.Н. Пак, стала разработка научно-технической документации. Самым первым поступил заказ на изготовление нагревательных элементов спецназначения для одного из местных предприятий. С первых шагов работы в новых условиях было понятно, что мобильность малого предприятия должна стать козырем на рынке. Стали сами напрямую выходить на заказчиков, выполняли разработку документации, готовили чертежи, а потом оформляли заказ на заводе, зная все его структуры. При этом зарплата выдавалась своевременно, более того, в несколько раз больше установленных расценок, что хорошо мотивировало сотрудников. Постепенно стали заключать договоры с российскими потребителями, наравне с наманганскими предприятиями. Успех МП был виден, поэтому многие ведущие специалисты завода «Электротерма» захотели работать в команде В.Н. Пака. Здесь удалось сделать самое главное для обеспечения успеха — создать сплочённую команду настоящих профессионалов.

Здесь надо сказать несколько слов о том, как складывались родственные отношения по истечению времени. Как-то во время одной из многочисленных командировок Виктор Николаевич оказался в Хорезмской области, там, где жил много лет его отец. После решения всех служебных вопросов, занявших несколько часов, решил проведать отца, которого он никогда не забывал. Как мы помним, он жил в Янгиарыке, куда и поехал В.Н. Пак. В честь его приезда тётя Катя (мачеха) сварила плов. Сидя за столом в кругу второй семьи отца, хотел было внутренне порадоваться его состоявшейся жизни, как опять был неприятно поражён сварливыми нападками тёти Кати. Не обращая внимания на присутствие гостя и своих детей, она долго стыдила и упрекала мужа, как он понял, из-за каких-то увлечений отца на стороне, говоря проще, хождения «налево». Долго терпеть все эти упрёки сын не мог, поэтому достал из кармана деньги и, поймав паузу, обратился к отцу со словами: «Ты сделал для своей семьи всё, что только было в твоих силах… Поставил детей на ноги и обеспечил… Думается, свой отцовский долг ты выполнил сполна, и потому теперь настало время отдохнуть от семьи! В общем, возьми эти деньги и трать их на своих подружек!»

Надо было видеть, как вытянулось в тот момент лицо тёти Кати. Не находя слов для возражений, она просто хватала ртом воздух. А потом налегла на водку, что практически одна опустошила все три бутылки. По словам детей, мама никогда столько не пила, даже на свадьбе старшего сына. Отец же, бережно разгладив деньги, положил не в карман, а куда-то под матрас. Ни у кого не было сомнения, куда и как будут потрачены эти деньги.

Так получилось, что следующая командировка В.Н. Пака выпала на город Бекабад, которой воспользовался, чтобы посетить родное село Сретенка. К сожалению, своего скромного домика он не обнаружил, на этом месте стояла бетонная стенка. Новые соседи, с которыми он поздоровался, конечно, его не помнили, ведь прошло очень много времени.

После зашёл в школу. Попросил директора, чтобы кто-то сготовил плов для учителей, передав мясо и рис. Однако из всех учителей, кто работал в годы учёбы Виктора, остались только двое. Первое, что они вспомнили, увидев бывшего ученика, это, как он утопил в Сырдарье школьный трактор.

К великой радости Виктора Николаевича, дом Тохтахон-апы оказался на месте. Увидев Виктора через столько лет, она всплеснула руками и, обняв его двумя руками, заплакала. А её муж решил зарезать барана в честь приезда дорогого гостя, хотя дома было их всего два. Виктор еле уговорил хозяина не делать этого, сославшись на отсутствие времени. Ведь он сам привёз мясо и кое-какие подарки. Сидя на айване, где в детстве с Мамасоли любили играться, проговорили всю ночь. С горечью узнал, что этот названный брат погиб во время срочной службы в армии…

На прощание Тохтахон-апа завернула Виктору в платок немного гостинцев: четыре лепёшки на молоке, виноград, несколько гранат и десяток яиц.

На обратном пути В.Н. Пак заехал в Бекабад проведать мать, дома её не оказалось, как сказали соседи, она продавала на базаре рис. Мама опять не узнала своего сына. Виктор оставил ей бумагу с наманганским адресом и пригласил в гости…

После этих поездок прошло несколько дней. Выйдя на балкон покурить, Виктор заметил на полках среди вещей знакомый платок от Тохтахон-апы. Фруктов и яиц там не оказалось, зато лепёшки высохли, будучи нетронутыми. У них, как всегда, гостила тёща. Тут он услышал, как жена посылает сына Колю за хлебом. В этот момент казалось, что его вдруг ошпарило кипятком, и очень громко вернул обратно сына. На недоуменный взгляд тёщи и вопрос жены, что случилось, Виктор молча выложил перед ними сухие лепёшки и, опередив протестующий выпад возмущённой тёщи, печатая каждое слово, внятно произнёс, впервые обратившись к ней на «ты»: «Этот хлеб, причём привезённый из такой дали, я ел с детства… Вырос на нём и стал мужем твоей дочери… И пока вы его весь не съедите, другого хлеба дома не будет!»

Видимо, домашние не на шутку встревожились, увидев, как сильно Виктор расстроен. Жена тут же размочила в воде все лепёшки, и вскоре их сгрызли до самой последней крошки.

Немного позже этих семейных событий к ним домой в Наманган на поезде приехала мама Виктора с дочерью Людмилой и внучкой Олей, чтобы пригласить сына на свой хвангаб (юбилей). Она очень удивилась, что в таком большом городе первый попавшийся таксист знал её сына и адрес, где он живёт. Мама с дочкой и внучкой гостили две недели, а через месяц, за три дня до хвангаб, Виктор с женой отправились к маме в Бекабад. Все три дня на служебной машине от «Электоротерм», которую выделили В.Н. Паку, они с женой занимались покупкой продуктов и, как могли, помогали в организации маминого юбилея. За два часа до начала праздничного вечера приехал Гена, старший сын мамы, с которым она много лет тому назад ушла из дома. На вопрос Виктора: «Почему так поздно, неужели нельзя было раньше подъехать?» «А это моё личное дело, когда хочу, тогда и приезжаю!» — с вызовом ответил брат, смерив презрительным взглядом. Виктора удивило, почему брат приехал без жены, с ним была только дочка. Ни тогда, ни после осуждать или обижаться на брата на его грубость не приходило в голову. Так сложилось, что, живя с матерью, тот был предоставлен сам себе, рос с чужими, совершенно равнодушными к нему, её сожителями, без любви и внимания, больше под влиянием улицы. В итоге не получил должного образования и всю жизнь проработал бетонщиком на ЖБИ.

Итак, столы для многочисленных гостей были накрыты, но перед торжеством выяснилось, что некому его вести. В отсутствие тамады, роль ведущего взял на себя Виктор Николаевич. Как полагается в таких случаях, он в общих чертах рассказал о юбилярше. В тот момент, когда он сообщил всем, что у неё три сына, двое из которых присутствуют здесь, среди гостей нависла напряжённая тишина. Старшего-то Гену все знали, о Славе, которого забрал отец, мать рассказывала некоторым людям. А вот о существование третьего сына, никто никогда от неё не слышал.

В момент традиционного поклона сыновей, старушки, что сидели рядом с юбиляршей, всё просили показать им третьего сына. Тогда мама с горящим лицом показала на Виктора: «Вот он, мой третий сын…» И, почти прошептала: «Я бросила его двухмесячным…». Послышались изумлённые возгласы, аханья и оханья. А когда после поклона старшего брата Гены, Виктор с Эллой в оглушительной тишине склонились в поклоне перед мамой, многие из присутствующих не могли сдержать слёз.

Согласно корейским обычаям, такой поклон родителям на хвангаб является выражением благодарности детей, за проведённые когда-то ими годовщины (асянди) и свадьбы.

Но в тот момент Виктор кланялся маме до земли, хотя её не было рядом ни на асянди, ни на свадьбе. Он кланялся маме за то, что она дала ему жизнь. Когда после поклонов, сын поднял глаза на маму, то увидел, как по её сморщенному смуглому лицу, не переставая, катятся слёзы…

Те встречи Виктора с родственниками не стали единственными. Как-то в один из знойных июльских дней его срочно вызвали из дому друзья по бизнесу. Оказалось, что из Хорезма прибыл «камаз», гружённый 10-тоннами риса, а водителем оказался племянник мачехи, тёти Кати. По его словам, брат Слава часто рассказывал ему про Виктора, сожалел, что не виделись в тот приезд брата в Янгиарык. Николай, так звали гостя, много рассказывал про отца Виктора, а затем перешёл к делу. Оказывается, он по ряду причин не смог реализовать рис, который привёз на продажу в Наманган. Поэтому пришёл к Виктору, чтобы он помог ему в этом деле.

Попытка помочь реализовать этот рис не увенчалась успехом, тогда Виктор решил скинуться с друзьями-бизнесменами и выкупить весь рис. Подсчитывая вырученные деньги, новообретённый родственник всё никак не мог поверить в такую удачу. Все три дня, живя у Виктора, он не уставал удивляться тому, как живёт Виктор, как добился успехов в жизни. Прощаясь, не мог подобрать слов от избытка чувств и лишь махнул напоследок мятой фуражкой.

А самой заветной мечтой Виктора было, как бы собрать всех трёх братьев, чтобы дружно жить рядом всю оставшуюся жизнь. Тоска по родной кровинушке, по крепким семейным узам и братской дружбе жила в нём с самого раннего детства, не оставляя ни на день, все эти годы.

Тогда Виктор не мог знать, что в отличие от него, его братьям были безразличны кровные узы и такие мысли были им чужды.

Через неделю после отъезда незадачливого рисовода у дома Виктора притормозила, покрытая грязью, раздолбанная «Волга». Опираясь на дверцу машины, неопрятного вида мужчина завопил ему: «Ну, что уставился? Давай, встречай брата!»

Оказалось, что это явился брат Слава. Если старшего брата Гену забрала мама, когда уходила из дома, то Славу на тот момент в инвалидной коляске увёз отец, который сумел вылечить и выходить сына. Мама не смогла найти второго сына перед юбилеем, а тут он сам появился непонятно откуда. Во время ужина Виктор много говорил про родственные отношения, об общих корнях, о своём одиноком прошлом, при том, что у него есть братья. Однако Славу всё это не интересовало, он ел и молча смотрел на три легковые автомобили, что стояли во дворе дома. Под конец ужина, будучи изрядно навеселе, с вызовом выпалил:

— Значит родная кровь, да? Ну, тогда докажи! Если ты мне брат — отдай мне машину!

В ответ Виктор попросил Эллу принести ключи и техпаспорт от новой машины «Жигули» и молча положил перед Славой. Надо было видеть, как загорелись у того глаза, как всплеснула руками жена. Почему-то брата после неожиданного подарка вдруг потянуло на откровения:

— Думаешь, я сам заработать на такую машину не в состоянии? Да ты даже представить не можешь, какие деньги я держал в руках! А в один год (и он назвал дату) так вообще несколько тысяч в Москве прокутил!

— Да, я отлично помню это время. Значит, когда ты сорил деньгами в кабаках, я ходил зимой в растоптанных босоножках, без тёплой одежды. И при этом не перестал быть твоим братом. Так же, как, впрочем, и сейчас.

Смолкнувший при этих словах Виктора, Слава как-то ссутулился и ни слова, не говоря встал из-за стола. Наутро, не попрощавшись, уехал к себе домой в Хорезм. Оставив на столе ключи от машины вместе с техпаспортом. Однако, через неделю Слава вернулся.

— Знаешь, я всё это время думал над твоими словами…, — сказал он Виктору с задумчивым видом. — Ты прав: мы братья, должны жить рядом вместе. Вот привёз денег, продал кое-что… Может, поможешь мне прикупить жильё?

Виктор был так рад, что не стал обращать внимания на нестыковку между привезённой суммой и реальной стоимостью жилья. Тем не менее, после долгого поиска нашли трёхкомнатную квартиру, и, Виктор добавил недостающую сумму к деньгам брата, которые он выручил от продажи … гаража. Через неделю Слава перевёз свою семью. При этом свою квартиру в Хорезме брат продавать не стал. Все домочадцы Виктора, включая тёщу, искренне разделили его радость от обретения кровных уз. А вскоре Слава попросил помочь ему с работой, а поскольку он был автослесарем, Виктор устроил его в автомастерскую, где брат был сам себе хозяином. К тому же, мастерская была рядом, в метрах ста от дома.

Теперь надо сказать несколько слов про общественную работу Виктора Николаевича Пака. Живя в Намангане и работая на производственной фирме, Виктор не оставался в стороне от жизни местных корейцев. Во дворе были 90-е годы, бурное время возрождения и развития национальных культур в стране. Корейская диаспора не осталась в стороне, им была предоставлена возможность организовывать на местах культурные центры. Включившись в общественную работу, Виктор Николаевич Пак был избран заместителем председателя Наманганского корейского культурного центра. В городе стали проводить различные культурные мероприятия, отмечали корейские народные праздники, открыли курсы по изучению корейского языка. Своим участием в работе по изучению языка, сохранению и возрождению корейских обычаев и традиций старались, прежде всего, ради своих детей. В общем, итоге в культурном центре В.Н. Пак проработал пять лет.

За это время подросли сыновья. Старший Николай учился в школе хорошо. Как и все подростки, в меру был шаловливым, но не доставлял особых хлопот родителям и учителям. Младший сын Дима оказался очень старательным и прилежным, с равным успехом постигал все школьные предметы. Однако в классе втором сильно заболел. Поначалу родители думали, что это обычная простуда, но врачи диагностировали заболевание почек и направили в ташкентскую нефрологическую клинику. После всех треволнений, связанных с поездкой в Ташкент и госпитализацией Димы, в палате осталась дежурить тёща, а В.Н. вместе с женой вышли из больницы, поддерживая друг друга.

— Нам бы квартиру, какую снять, — несмело предложила Элла. — Впопыхах даже об этом не подумали… Куда теперь податься?

В ответ Виктор Николаевич молча взял такси по нужному адресу. Никто до этого не знал, что в Ташкенте у него была квартира. Он купил её незадолго перед болезнью Димы, хотя раньше хотел приобрести в Москве, поскольку часто бывал там в командировке. Когда, в очередной раз приехав в Москву, направился в знакомую риэлтерскую контору по вопросу покупки квартиры, в троллейбус вошла, тяжко, охая старушка. Пак В.Н. с готовностью уступил ей своё место, а в ответ она, смерив его презрительным взглядом, прошипела:

— Понаехали тут! Узкоглазые и чёрно…опые, уже всю Россию захватили — житья от вас нету.

Этого случая было достаточно, чтобы Виктор Пак в тот же день вернулся самолётом на родину. Он так был потрясён случившимся, что словно прозрел и заново открыл для себя узбекистанцев и узбеков в частности, для которых человеколюбие, добрососедство и уважение к людям являются основой их жизни. За всё время проживания в Узбекистане подобных вещей он ни от кого и никогда не слышал. Было очень обидно, но он тогда в спор со старушкой вступать не стал. Бесполезно.

Вернувшись в Ташкент, сразу купил квартиру, но тогда он не знал, что она так скоро понадобится. Когда они вошли в квартиру, там ещё чувствовался запах краски после мелкого ремонта, однако вид она имела уютный и обжитой, благодаря новой мебели.

А тем временем шло долгое лечение сына Димы. Какие только мысли не лезли в голову родителей? Однако усилиями замечательных врачей, через несколько месяцев удалось поставить мальчика на ноги. С большой благодарностью В.Н. Пак вспоминает столичных медиков — врача-нефролога Бахтияра Каримбердыева, профессора-педиатра Вячеслава Ивановича Крылова. Большую помощь оказал друг Виктора Николаевича — Шавкат Мананов. Он был из династии врачей, с первых дней, узнав о беде, помогал с переводом сына в ташкентскую клинику, сам встречал в аэропорту, в дальнейшем принимал участие в наблюдении и лечении, поскольку в клинике работали две его старшие сёстры.

Теперь, переехав в Ташкент, Виктор Николаевич стал осваивать новый мир, постепенно наполняя его близкими друзьями и соратниками. Приобретённый жизненный опыт за период работы в Намангане убедил его, что человеческий фактор понятие первостепенное и строить большой бизнес можно только опираясь на надёжных и добропорядочных партнёров.

Когда дела в бизнесе пошли в гору, первым делом решил пригласить на работу из Намангана главного бухгалтера их малого предприятия Людмилу Челышеву. Вместе с ней сразу вызвался перебраться в Ташкент и Пётр Растригин. Вместе они долго искали подходящую квартиру в столице. В.Н. Пак давно знал Петра Растригина как человека порядочного, великодушного и одновременно принципиального и пунктуального до мелочей. Пётр стал не просто деловым партнёром, но близким и преданным другом семьи Пака. Он, будучи иной национальности, оказался ближе его кровных братьев — всегда был рядом в трудную минуту. Виктор всегда благодарил судьбу за такого друга. Вместе они проработали более четверти века, а это немало…

Пётр не только его первый заместитель в компании, но прежде всего надёжная опора в бизнесе и жизни. Внимательный и чуткий, он всегда понимал своего шефа и никогда не был способен на предательство. Однако при всех плюсах друга на личную жизнь у него не хватало рассудительности. Отчаянный бабник и ловелас, Пётр до последнего цеплялся за образ жизни вольного казака. Женщины вереницей, одна за другой сменялись в его холостяцкой квартире. Только к сорока годам он остепенился, по-настоящему влюбился и принял решение жениться. Всем казалось, что Пётр одномоментно преобразился и стал примерным семьянином. В дальнейшем семья и дочь стали для него смыслом существования, им целиком и без остатка посвятил свою жизнь.

Ещё одна прекрасная женщина, единомышленник и соратник по работе — Елена Ивановна Баскакова — вместе с двумя детьми и супругом переехала из Намангана в Ташкент, вслед за В.Н. Паком. Он так же ей, как и другим, помогал в поиске и покупке квартиры, затем переезде. Как и Пётр, Лена была очень порядочная и надёжная партнёрша. Немногословная и уравновешенная по характеру, она за все годы совместной работы не теряла хладнокровия и самообладания.

Вот так сложился основной костяк команды и стали дружно работать вместе. Забегая вперед, надо сказать, что из этой сплочённой обоймы выскочила Людмила Челышева, работавшая главным бухгалтером. Случилось так, что её дочь, познакомившись по интернету с англичанином, выходит замуж за него и уедет на его родину. После этого, выждав подходящий момент, подастся в Россию её мама — Людмила Константиновна. При этом она будет покидать свой дом и общее дело в компании внезапно и без всякого обсуждения с ядром коллектива, считавшим её близким другом. Делала это настолько безразлично и цинично, без всякого сожаления и оглядки на своих товарищей, что вдруг стало понятно — все годы, что работала в компании, делала это только ради своей выгоды, на тот момент ей было просто так удобно.

Сейчас, вспоминая Людмилу, В.Н. Пак ни о чём не жалеет. Не может сказать о ней ничего плохого, впрочем, так же, как и хорошего. Одно вспомнил, как говорил пожилой мираб ему на заре юности: «Жизнь — она всё равно расставит всех по своим местам…»

Рабочим офисом компании служила самая обычная трёхкомнатная квартира. На первых порах, как и ранее, специализировались на торгово-закупочной деятельности. Большую часть времени они проводили в поездках по заводам и фабрикам, где интересовались неликвидами и приобретали их. В то время это было очень выгодное дело. Дело в том, что малые предприятия, активно закупая самое разнообразное производственное оборудование, вопросами обеспечения его запасными частями и комплектующими деталями, как правило, не озадачивались. Поэтому малое предприятие Виктора Николаевича Пака со своей неликвидной продукцией оказалась весьма востребованной.

Наверное, все знают, что частникам работать в те лихие 90-е годы было нелегко, часто случались опасные и конфликтные ситуации. Надо было обладать мужеством, прежде чем принять то или иное решение. Одним из ярких примеров выхода из конфликтной ситуации может служить взаимоотношение с некими новосибирскими предпринимателями, которые обратились к В. Паку через его наманганских друзей. Сибиряки привезли оконные рамы, но были обмануты местными партнёрами. Конфликт в пользу новосибирцев был разрешён быстро, в благодарность они предложили помощь с реализацией у себя какой-либо продукции МП Пака. Тогда, поверив сибирякам, отправили к ним «камаз», гружённый электрообогревателями производства наманганского завода «Электротерм». За ходовой и дешёвый товар ими было обещано расплатиться в течение 10 дней. Однако ни в этот срок, ни позже, оплаты от новосибирцев не поступило. Спустя два месяца туда полетел Пётр, чтобы разобраться о причине невыполнения договорных обязательств. Чуть позже за ним последовал и В. Пак. На месте выяснилось, что расплачиваться за товар партнёры не собирались. Более месяца прошло в переговорах, а дело не продвигалось. В один из этих дней из Намангана пришло сообщение о том, что умер отец Петра. Он срочно вылетел в Узбекистан, а оставшийся наедине собой В.Н. Пак не знал, что делать дальше, пока в голову не пришла одна авантюрная идея. Срочно отправился на городской рынок, где торговали земляки-водители фруктами и овощами. Попросил их, чтобы они позвонили в назначенное время по номеру телефона, который он дал, причём с перерывом в 10 минут, с предупреждением, что если они не услышат ответ, то сразу приедут за ним сами. Мужики, конечно, ничего не поняли, но обещали помочь.

В. Пак отправился к новосибирским партнёрам на бортовой машине, позвав с собой несколько грузчиков, которым объявил о предстоящей погрузке мебели. Войдя в офис, увидел там трёх партнёров по бизнесу, которые привыкли к частым и бесполезным визитам Пака, потому даже не посмотрели в его сторону. Сидя на месте, только снисходительно заулыбались в ответ на слова В. Пака, что если его вопрос сегодня опять не решится, то, кто-то один из них навсегда останется в этой комнате. Размахнувшись правой рукой, он нанёс неожиданный удар кулаком в глаз главе фирмы, а в момент, когда они угрожающе стали подходить к Виктору, раздался телефонный звонок. Выслушав обращение на ломаном русском языке, один из них завопил, обращаясь к напарникам:

— Отставить! Костя, отдай ему всё! Блин, сюда едет вся узбекская мафия!!!

А когда раздался второй звонок, ребята поняли, что с ними не шутят, потому не стали препятствовать грузчикам, грузить офисную мебель, компьютеры и всю бухгалтерскую документацию. Попутно забрали автомобиль «Волгу». В течение недели была возвращена большая часть вырученных денег от продажи продукции завода «Электротерм». А уже в Ташкенте, продав компьютеры и автомобиль, смогли рассчитаться полностью со своими поставщиками.

…После переезда в Ташкент Виктор с Эллой стали часто навещать маму, жившую в Бекабаде. В очередной их приезд она сказала, что давно хочет переехать в Ташкент, чтобы быть ближе к ним, чему был очень рад сын.

Мама продала свой старый домик, а вскоре Виктор с женой нашли двухкомнатную квартиру на массиве Сергели. Квартира всем понравилась, омрачило одно: мама взяла на постой приезжих квартирантов, а в один из тех дней, когда мама ушла на рынок, эти квартиранты тайком вывезли телевизор, холодильник и исчезли в неизвестном направлении. Сын купил маме новую технику и строго наказал больше не селить у себя незнакомых людей.

«Друг познаётся в беде», эту поговорку Виктор Пак испытал на себе, когда в один из вечеров, в очередной раз так сильно прихватило спину, что не мог даже пошевелиться. Вначале он подумал, что радикулит и всё со временем рассосётся, однако боль и слабость не проходили, несмотря на все методы лечения народными средствами.

В итоге Пётр чуть ли не на себе понёс друга в одну из ташкентских больниц, где сняли рентген, а затем компьютерную томографию. На вопросы Петра о состояние здоровья, женщина-врач сердито ответила, что плохо и очень плохо. Окаменевшая грыжа на позвоночнике требовала срочной операции, иначе могли отказаться конечности ног. Подготовка к операции продолжилась в течение недели, в одной из лучших клиник на то время, в районе Алайского рынка. Её должен был провести известный специалист в этой сфере профессор Владимир Голубянц.

В ожидании предстоящей операции Виктор почти не обращал внимания на происходившее вокруг него и потому воспринимал как должное посещение тёщи, а также ежедневный приход Эллы, которая находилась в палате с утра до вечера. Она приносила кипы медицинских журналов, книг, рассказывала о достижениях медицины, а ещё больше о смешных историях. Старалась отвлечь от невесёлых мыслей.

А за день до операции к Виктору пришла мама с Геной. Это был первый и единственный визит за всё время его лечения в больнице. Мама принесла с килограмм ярко-красных помидоров и сидела с безразлично-отсутствующим видом, из чего вывод напрашивался сам собой, пришла из вежливости. А когда Гена спросил маму, не хочет ли она остаться на ночь дежурить у постели больного, она вместо ответа молча встала и сухо, попрощавшись, вышла из палаты.

Даже в этот момент её сердце не болело за сына. Однако в отличие от далёкого прошлого этот уход уже не вызвал в нём прежней боли. Вдруг стало понятно, что её не связывало с ним ничего, кроме кровной связи.

…Те минуты, когда на другое утро его везли на каталке в операционную, ему показались вечностью. Не увидев рядом с собой Эллы, он впервые ощутил, как ему не хватает её постоянного присутствия и поддержки. Оказалось, что врачи её отправили за простыней, чтобы она не плакала, идя рядом с каталкой, на которой везли мужа. Виктор успокоился, когда краем глаза увидел просунувшуюся в проём двери голову жены. Только после этого он почувствовал, как накатывается тихая волна действующего наркоза. А перед закрытыми глазами стояла лишь тихая, сквозь слёзы, улыбка любимой Эллы.

Операция длилась шесть часов и прошла успешно. Вскоре Виктор пошёл на поправку. В больнице он не стал говорить жене о своих чувствах к ней, но именно в те тяжёлые минуты, увидев, как сильно она переживает за него, как заботилась и боялась потерять, словно прозрел. Окончательно понял, что ближе и дороже Эллы у него никого и нет, и, по большому счёту, никому, кроме неё, он не был нужен. Впоследствии на почве сильных переживаний, связанных с его операцией, у жены развился сахарный диабет…

… А жизнь продолжается! На производстве не всё было так радужно, как казалось на первых порах. Приходилось преодолевать большие трудности и сложные ситуации, чтобы двигаться вперёд. Очень скоро один из местных цементных заводов объявил, что сможет погасить крупную задолженность перед компанией только … своей продукцией, все схватились за голову. Куда девать такое количество цемента — не имели ни малейшего представления.

Ну, что делать?! Работа есть работа, вскоре нашёлся выход. Расположенный на окраине города завод железобетонных изделий имел свою железнодорожную ветку и подъездные пути, куда можно было перенаправить вагоны цемента. При обходе этой части большого завода В.Н. Пак заметил заброшенный пустырь. Этот пустовавший клочок земли заводу не был нужен, и назначенная стоимость за участок для компании была доступной, и начали переговоры по его покупке. Вот так всё и началось, с заброшенного участка, который они выкупили у завода. Энтузиазма было много, а знаний, оборудования, денег — практически не было. Тем не менее, шаг за шагом начали строить на участке административное здание промбазы, а также закупать строительную технику.

В течение двух лет административное здание было построено, и сотрудники смогли переехать в новый офис, покинув прежнее пристанище в жилом доме. С этого момента компания вместо торгово-закупочной деятельности стала осваивать новый вид бизнеса — строительный, попутно привлекая профессионалов по строительству. Новое дело настолько захлестнуло Пака В.Н. открывшимися горизонтами, что хотелось петь от избытка чувств. Производственник до мозга костей затосковал по производству. Торговля, как бы успешно не складывалась, была ему чужда.

Виктору Николаевичу, как человеку, никогда не занимавшемуся строительством, пришлось постигать все азы нового дела. Этот «школьный» период занял около пяти лет. Всё это время они брали незначительные объекты, изучая процессы строительной работы. Самой главной задачей на то время было завоевать к себе доверие, создать не просто строительное предприятие, а стать надёжным партнёром, которому можно поручить решение многих вопросов. Для этого нужно было создать превосходную репутацию и заработать авторитет. С этой задачей справились превосходно, сейчас эта многоотраслевая строительная компания под названием ООО KARDISE известна и процветает. А чтобы добиться всего этого, надо было трудиться много, не жалея себя, работать по 12-14 часов в сутки без выходных и отпусков. Работа была нервной, кроме затяжных и тяжёлых переговоров с заказчиками, очень досаждали и внутренние проблемы, в частности, со своими рабочими. Для некоторых из них стало обычным делом тащить всё, что попадётся под руки. Крали понемногу и всё: от строительных до горюче-смазочных материалов… На почве нервных срывов свалился с инфарктом Пётр, на лечение и восстановление его здоровья ушло больше года. А вскоре пришло известие о кончине его матери…

В этот тяжелейший период, когда В.Н. Пак остался без своего незаменимого помощника, и он чувствовал себя как без рук, неожиданно открылись новые горизонты для его бизнеса. Однажды вечером был звонок с бизнес-центра. Как оказалось, известная южнокорейская строительная фирма искала выход на местный рынок. В. Паку предстояло увидеться с её владельцем. Им оказался господин Шин Дже Ёнг, на встрече с которым В.Н. Пак кратко рассказал о своей фирме, какие виды строительных работ осуществляют, а какие пока не могут. В беседе тот упомянул, что располагает крупной суммой денег на расчётном счёте, с которой хотел бы принять участие в строительном бизнесе в Узбекистане. После деловой беседы около часа разговор бы окончен.

Прошло больше месяца с той беседы, как вдруг позвонил тот же господин Шин и попросил увидеться с ним. Вскоре встреча состоялась в офисе Пака В.Н. Оказывается, он за это время встречался с многими местными бизнесменами и, все до единого вышли повторно на него, предлагая самые разные проекты по освоению денег с его счетов. Все, кроме Пака В.Н. Его очень заинтересовало, почему Пак В.Н. не перезвонил ему и ничего не предложил, на что он ответил, что ведёт бизнес самостоятельно, и рассчитывает только на самого себя. Видимо такое обстоятельство его удовлетворило, и он предложил совместное сотрудничество.

После подписания соответствующего протокола В.Н. Пак предложил использовать средства инвестора для приобретения передовой строительной техники, позже стали закупать часть в Китае, часть в Белоруссии. Вооружённая такой современной и мощной техникой для строительства, компания стала работать с ещё более мощными темпами. Крупные заказчики с удовольствием стали передавать им всё новые и новые строительные объекты.

На сегодняшний день накопленный опыт, высококвалифицированный инженерный и рабочий персонал, современные технологии и оснащённость производства позволяют фирме выполнять любые требования заказчика.

 

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЖИЗНИ И О СВОЕЙ СЕМЬЕ….

Наверное, в жизни каждого человека бывают такие моменты, когда он, обозревая свои прожитые годы, подводит какие-то итоги своей жизни. В.Н. Пак не устаёт благодарить судьбу, что для достижения успеха ему понадобилось только трудиться, не переступая какие-то принципы. А также научиться терпению. Он и сегодня ничего ни от кого не ждёт, не требует и по-прежнему продолжает надеяться только на себя.

Однако, пройдя через разные испытания, часто задумывался, а верно ли он поступал в тех или иных ситуациях, всё ли сделал так, как это было действительно нужно? И хотя не существует готовых рецептов для поступков или принятия решений, но он не перестаёт осмысливать пройденные вехи жизненного пути. Считает, что судьбой ему было дано увидеть немало горизонтов, и он неизменно стремился их достичь, чтобы, заглянув в них, в итоге обнаружить ещё новые вехи, затем снова и снова открывать новые, ранее неизведанные пространства.

В 2012 году Виктора Николаевича Пака избрали председателем Ассоциации корейских культурных центров Республики Узбекистан (АККЦ РУз). Безусловно, открывшееся для него новое пространство, пусть и в общественной жизни, является результатом его деловых и личных достижений. Этот новый горизонт даёт ему уверенность в том, что, несмотря на прожитые годы, он не потерял «огонька» в душе и продолжает жить полноценной жизнью. Сразу стал думать, как вести работу так, чтобы не было стыдно перед людьми и, народ поверил бы ему, чтобы идти вперёд вместе с ним.

На этой должности Виктор Николаевич работает уже двенадцатый год. В 2022 году, когда делегаты Республиканской отчётно-выборной конференции в Ташкенте избрали его на третий срок, самые активные оппозиционеры устроили яростную борьбу, вылившуюся в многочисленные жалобы в различные инстанции, вплоть до администрации Президента, а также неоднократные судебные разбирательства по поводу законности избрания его на третий срок. Также были видео-интервью в СМИ главных оппозиционеров в лице Валерия Хана, Светланы Цай и Александра Пака. Об этой борьбе я написал статью «Это борьба за власть или справедливость»? Её можно прочитать на сайте «Корё сарам». Народ поддержал В.Н. Пака, который, отбив яростные атаки, успешно работает в избранной должности. В АККЦ РУз входят 11 областных корейских культурных центров, Ассоциация корейцев Каракалпакстана, а также 22 районных и городских ККЦ.

При АККЦ РУз действуют научно-техническое общество «Тинбо», отделы спорта и культуры, редакция газеты «Корейцы Узбекистана», КорёТВ, литературный клуб «Ариран», ансамбли корейского традиционного танца «Корё», «Асадаль», молодёжный центр, совет старейшин, класс по изучению корейского языка.

Успехи работы сплочённого коллектива под руководством председателя налицо, доказательством чего служит строительство прекрасного Дворца культуры и искусства АККЦ РУз, равного, которому нет во всём мире, что в своё время подтвердил господин Пан Ги Мун, бывший министр иностранных дел и внешней торговли Республики Корея, затем глава ООН, будучи в гостях в Ташкенте.

В своём докладе на отчётно-выборной конференции в 2022 году В.Н. Пак высказал идею строительства Музея истории корейцев Узбекистана и библиотеки с читальным залом на прилегающей территории Дворца АККЦ РУз. В этом году будет начато строительство.

Во Дворце проводятся собрания, конференции, конкурсы творческих коллективов, встречи с интересными людьми, различные выставки, концерты профессиональных артистов и коллективов художественной самодеятельности. Тут же отмечаются все народные и государственные праздники. Сейчас стало традицией перед началом большого концерта в честь праздника вручать медаль АККЦ РУз «За большой вклад в общественную деятельность» отдельным лицам, достигших наибольших успехов в общественной работе.

При нынешнем председателе с ноября 2019 года стала выходить газета «Корейцы Узбекистана», учредителем которой является АККЦ РУз, тиражом в 1100 экз., большая часть, которого распространяется через подписку. Главным редактором является Наталия Андреевна Шек, она же заместитель Ташкентского областного корейского культурного центра. Сейчас газета печатается в собственной типографии Ассоциации корейских культурных центров Узбекистана.

В настоящее время в АККЦ РУз успешно функционирует собственное телевидение «КорёТВ», где работает опытная телеведущая Рита Пак, заместитель председателя АККЦ. Она постоянно снимает важные новости и события, которые происходят в многочисленных корейских общественных организациях, отдельные концертные номера, интервью и т.д.

В декабре 2014 года Виктор Николаевич Пак, председатель Ассоциации корейских культурных центров Республики Узбекистан избран депутатом в Законодательную палату Олий Мажлис Республики Узбекистан по 84 избирательному округу от Движения предпринимателей и деловых людей — Либерально-демократической партии Узбекистана (УзЛиДеП) III созыва.

Будучи депутатом Олий Мажлиса III и IV созыва, В.Н. Пак постоянно встречается в своём округе с избирателями, слушает их наказы, оказывает материальную помощь малоимущим гражданам, занимается благотворительностью по отношению к инвалидам, выделяя им протезы, костыли, коляски и т.д.

Вспоминается случай, когда к автору данного очерка обратилась жительница города Ахангарана Ольга Ким, владелица ресторана «Тангем», с просьбой оказать помощь семейной паре Лоре и Василию Фё, инвалидам первой группы, с покупкой коляски. Василий Фё — незрячий, а жена Лора, вследствие инсульта парализована. На следующий день я поехал в Ташкент на приём к председателю АККЦ РУз Виктору Николаевичу Паку, который принял меня любезно и внимательно выслушал просьбу. Проникшись чувством жалости к инвалидам, он обещал помочь им в ближайшие дни. Буквально, через день он позвонил мне и сказал, что купил коляску и, мы можем забрать её в любое время со склада культурного центра. Поражаясь оперативностью председателя, оставалось только искренне поблагодарить человека большой души.

Об этом случае я написал в марте 2022 года заметку: «Милосердие — благое чувство и дело», она размещена на сайте «Корё сарам». Можно открыть её одним кликом в поисковике сайта.

То же самое требование, о чём говорилось выше, касается и воспитания своих детей. Дети — это его всё! Говорит, что ради них работаем, реализуем свои амбиции. Если бы не они, много ли нам было нужно? И мы за тех, кого так любим.

Своим сыновьям, он говорил ещё со школьных лет, что помогать им будет только до тех пор, пока они … учатся и ещё один месяц после окончания вуза, пока они не найдут себе работу.  Дальше пусть рассчитывают только на самих себя. Видимо, помогла детям такая ранняя установка, поскольку удалось им встать на ноги и стать самодостаточными по жизни.

Старший сын Николай после окончания столичного лицея при Ташкентском государственном экономическом университете продолжил обучение в этом вузе. Окончив его с красным дипломом, проявил себя в одном совместном проекте, и, хотя этот проект не стал уж таким успешным, но отец предложил сыну должность прораба в своей строительной компании, где он работает и поныне.

Вскоре встал вопрос о женитьбе Николая, но тут отца смутили завышенные запросы его избранницы. Яркая, раскованная и даже в чём-то дерзкая девушка была типичной представительницей нового поколения потребителей, привыкших брать от жизни всё и по полной программе. Как бы то ни было, уже сыграли дёнчи — сватовство невесты, на которое отец накрыл стол в столичном ресторане «Сам Янг» на 50 человек. За две недели до свадьбы, приготовления к которой шли полным ходом, отцу стало известно, что девушка поставила сыну условие, мол, будешь видеться с родными и отцом не чаще, чем раз в месяц, и то, только после её на то согласия. Ужас! Недоумевая, что могло быть тому причиной, отец сказал Коле, что хочет встретиться и поговорить с его невестой. И тут отец был удивлён и неприятно поражён её категорическим отказом. Тогда он сказал сыну:

— Ты, конечно, женись, я не стану препятствовать. Более того, помогу и с покупкой дома, и с обстановкой. Однако знай, после проявления такого неуважения, ноги моей там никогда не будет.

Коля онемел от таких слов отца и несколько дней не разговаривал. А после — отменил свадьбу. Отец видел, что такое решение сыну далось очень нелегко, но не стал его отговаривать. Позже девушка будет пытаться всеми силами вернуть упущенное, однако сын останется непреклонным в своём решении. Здесь сын пошёл в отца, поступил — как отрезал. Раз и навсегда. Отец горячо желал сыну жениться один раз и на всю жизнь.

Колиной избранницей стала девушка из его института, Альбина. Сегодня они счастливы в браке, у них уже трое детей: дочь Татьяна и двое близнецов-сыновей…

Младший сын Дима тоже окончил экономический университет, однако после первой же летней практики на стройке объявил о своём решении сменить профессию и заново поступил в архитектурно-строительный институт. Сегодня, он успешный архитектор в одной из иностранных компаний в Ташкенте. Дима тоже счастливо женат, у них с женой Ириной двое сыновей.

…Сегодня вся большая семья Виктора Николаевича Пака живёт в Ташкенте, в большом доме, и они неизменно собираются вечерами за одним столом: мать Элла, их сыновья, снохи, три внука от Коли, два внука от Димы и … любимая тёща главы семейства. В доме практически не смолкает топот маленьких ножек и детский смех — показатель дружной и сплочённой семьи. К этому стремился Виктор Николаевич всю свою жизнь, горячо мечтая с самого раннего детства…! Это — СЧАСТЬЕ!!!

 

ОСНОВНЫЕ СОБЫТИЯ В ЖИЗНИ ПАКА ВИКТОРА НИКОЛАЕВИЧА

Родился 26 декабря 1958 года, село Сретенка, Бекабадский район, Ташкентская область.

В 1985 году окончил Джамбульский гидромелиоративно-строительный институт (Республика Казахстан).

В 1979-1981 гг. — техник Туракурганского районного управления оросительных систем Наманганской области.

Октябрь 1981 года — женитьба на Элле Николаевне Огай.

В 1981-1988 гг. — слесарь-сборщик, мастер сборочного цеха, начальник сборочного цеха, начальник механического цеха Наманганского машиностроительного завода.

В 1988-1997 гг. — главный технолог, заместитель главного инженера Узбекского производственного объединения «Электротерм» Министерства электротехнической промышленности и приборостроения в г. Наманган.

В 1997-2012 гг. — учредитель и руководитель многоотраслевой строительной компании ООО KARDISE.

С 2012 и по настоящее время — Председатель Ассоциации корейских культурных центров Республики Узбекистан.

С 2014 г. и по настоящее время является депутатом Законодательной палаты Олий Мажлис.

Награждён памятными медалями в честь 15-й и 20-й годовщины Независимости Республики Узбекистан, орденом «Дустлик» (2014), медалью «Камелия» Ордена за гражданские заслуги перед Республикой Корея (2014), орденом «За бескорыстную службу» (2021).

В совершенстве владеет русским, узбекским, корейским и турецким языками.

 

ВЛАДИМИР ЛИ-БУКИНСКИЙ,
член Союза журналистов России
Ташкент — Москва, февраль — март 2024 года

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Telegram

1 комментарий

  • Винярская (Цой) Людмила Владимировна:

    Очень впечатлена, тронута до глубины души историей непростой жизни председателя АККЦ Пака Виктора Николаевича, талантливо изложенной уважаемым Владимиром Владимировичем Ли-Букинским. Человек с большой душой, достойный уважения людей и любви близких, детей, родственников. Такой человек достоин занимать ответственный пост, призванный беречь культуру и традиции своего народа, укреплять межнациональную дружбу. Желаю Виктору Николаевичу крепкого здоровья, благополучия в семье и дальнейших успехов в деле служения на благо общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »