Владимир Ли-Букинский. Скульптор Надежда Шек

«Скульптура – это искусство ума».
Пабло Пикассо, испанский художник,
скульптор и график (1881 – 1973)

Моё виртуальное знакомство с этой хрупкой женщиной из Архангельска началось весной 2022 года с просмотра её видео интервью, которое было показано по ТВ на канале «РОССИЯ – 24» (Архангельск). Не помню, кто-то прислал мне ссылку или я сам случайно увидел в Ютубе, но мне было очень интересно слушать интервью, порадовался, что есть в России, да ещё и не в столице, такая талантливая женщина, наша соотечественница. Более того она родилась в Узбекистане, ведь наше поколение почти все родом оттуда, куда завезли наших родителей не по своей воле в суровом 1937 году из Дальнего Востока, где мирно жили их предки с 60-х годов XIX века.

Надя, только после восьмого класса переехала вместе с родителями в Ростовскую область и практически, полностью окунувшись в русский мир, в нём и ассимилировалась, если можно, так сказать. Этому способствовали следующие жизненные обстоятельства: учёба в русской школе, затем обучение в Пензенском художественном училище, на факультете «Скульптура», далее в Московском государственном академическом художественном институте имени В.И. Сурикова, везде подруги в большинстве своём – русские девушки, затем выходит замуж за русского человека и отдаёт себя служению искусству русской скульптуры, постоянное место жительства с 1980 года выбрала – российский город Архангельск. Все эти годы училась, дружила, общалась с русскими, работала тоже рядом с ними. Приняла православие, а крещение состоялось в 1997 году. В конце концов стала настоящей русской кореянкой!

По этому факту она не грустит и не тоскует, рада, что нашла своё место в жизни и в общем счастлива и нет повода для огорчения. Действительно, успехи в работе налицо. Ею создано более двухсот различных скульптур, сам факт 26 выставок её работы в разных городах РФ говорит о многом, надо сказать, что выставки в том числе проводились и в скандинавских странах: в Финляндии, Швеции и Норвегии. Более того, её некоторые скульптуры хранятся в Третьяковской галерее, в Санкт – Петербурге в Русском музее, в Москве в Музее Востока и в музеях ряда городов и в частных коллекциях. Кроме всего этого, особо надо выделить, что Надежда Шек, член Союза художников России (1989), стипендиат этого Союза, а также в 2004 году удостоена почётного звания «Заслуженный художник РФ», лауреат премии имени А.А. Борисова, премии имени Н.М. Рубцова. Надежда Шек — автор монументальных произведений, в том числе замечательного памятника известному русскому и советскому писателю Фёдору Александровичу Абрамову (1920-1983), уроженцу Архангельской губернии. Мне, кажется, что это одна из самых лучших работ в её творческой деятельности. Этот памятник установили в 2020 году в Архангельске рядом со зданием областной библиотеки имени Н.А. Добролюбова. Это её работа, которую Надежда выиграла на областном конкурсе, в котором участвовали не только местные скульпторы, но и ряд известных скульпторов из разных городов Российской Федерации. Лучше, чем сама автор этого произведения вряд ли кто-либо расскажет, поэтому привожу выдержку из этой книги.

«…Участвовать в конкурсе проектов памятника Федору Абрамову я решилась, так как предполагался просто портрет. Самое главное в писателе – голова, его интеллект. Портреты я люблю и умею делать. А выиграла конкурс еще и потому, что представленная мной смета была самой бюджетной. Понимала, что на культуру средства выделяют минимальные, по остаточному принципу, да и опыта в составлении сметы у меня не было. В результате получилось, что увеличение портрета в размер памятника делали в литейном цехе молодые ребята – скульпторы, денег на авторское увеличение портрета не хватило. Когда я увидела фото с готовым глиняным портретом, заплакала: вместо Абрамова был красавчик Ален Делон! Что делать? Ведь памятник будет под моим авторством! Поехала в Подмосковье, в литейный цех – править портрет. Приходилось ежедневно добираться по три часа на четырех видах транспорта в один конец и работать по 12–14 часов. А первое впечатление было ошеломляющим: огромный цех семиметровой высоты, где по верху с шумом плавает кран-балка, воют болгарки, фонтанирует газосварка, кругом стоят гигантские скульптуры, и мужики снуют туда-сюда. Как же мне в такой обстановке править портрет? Ужас! Но нет выбора – надо работать. Увлеклась. Оказалось, очень здорово лепить большую форму, просто удовольствие: нос так нос, глаз так глаз! Мне, маленькой женщине, очень понравилось работать над большой скульптурой. Перестала замечать все вокруг. И когда директор подошёл поздороваться – вздрогнула от неожиданности. Памятник получился, и получился во многом, благодаря архитектору Владимиру Леонидовичу Никитину, который толково вписал скульптуру в пространство, хорошо спланировал благоустройство».

Исключительно потрясающий, красивый и выразительный надгробный памятник из гранита (габбро) создала дочь своему отцу в Ростове – на Дону. Ничего лишнего, всё лаконично, но смотрится очень красиво и достойно. Слева по вертикали ФИО, справа – портрет отца, а под ним слова русского поэта Афанасия Фета:

Хоть не вечен человек,

То, что вечно, — человечно.

В книге есть фото этого потрясающего памятника. Я много раз возвращался к странице, где оно размещено и, глядя на работу поражался талантом Н. Шек, также в искусстве мемориала.

…Смотрел то видео интервью по ТВ в записи несколько раз и поражался тому, как такая маленькая и очень хрупкая женщина может работать скульптором, причём в основном с камнем. Высекать всё лишнее из такого твёрдого материала, чтобы в итоге вышло произведение искусства. Мне всегда, казалось, что работа с такой твердыней посильна только крепкому мужчине, но никак женщине, хотя я знал знаменитого, известного всему миру скульптора, легендарную женщину Веру Мухину, автора монументальной работы «Рабочий и колхозница». Скульптура предназначалась вначале для украшения Павильона СССР на Всемирной выставке в Париже 1937 года. Эта знаменитая скульптурная группа «Рабочий и колхозница» прославила её имя. После выставки в Париже памятник привезли в Москву и, с тех пор он стоит величаво перед северным входом на ВДНХ. Сейчас эта скульптурная группа известна всем людям мира. Изображение скульптуры стало также    эмблемой киностудии «Мосфильм». Для меня, человека далёкого от этого изобразительного искусства, слово «скульптор», всегда олицетворяло монументальность и в памяти крепко держатся такие памятники, как: «Булыжник – оружие пролетариата», работа скульптора И. Шадра; «Медный всадник» — Этьен Фальконе; памятник А.С. Пушкину в Москве — А.М. Опекушин; «Воин – освободитель» и «Родина – мать зовёт!» — Е. В. Вучетич и другие. Для меня эти люди – творцы монументальных шедевров недосягаемы, они, как боги живут в моём воображении.

…Так или иначе, но мне очень хотелось познакомиться с этой неординарной личностью и с её произведениями. Мне всегда было интересно знать о людях такой профессии, как: писатель, музыкант, певец, спортсмен, артист, художник, т.е. люди творческие. Результат их труда можно измерить, сосчитать, они осязаемы и на слуху, а в итоге оцениваются званиями, наградами, почестями и уважением, не как у многих других профессии. Желание познакомиться с Надеждой Капитоновной Шек была лишь мечтой, тем более, где я живу, а где она?! Через пару-тройку месяцев как-то забыл я о ней. Однако в конце лета к нам в село Кочетное Ровенского района приехали в гости две наши знакомые женщины-кореянки из села Красноармейское Энгельского района, это Рая со своей тётей Тоней. У Раи мы прожили зиму 2021 года, когда мы задержались здесь из-за того, что граница с Узбекистаном была закрыта из-за пандемии коронавируса. А она тогда на зимний период уезжала к своей семье в город Архангельск. Тоня, её тётя — это вдова моего школьного товарища, в начале 60-х годов мы с ним учились в центральной школе № 32 имени Ломоносова в селе Бука Ташкентской области. Летом 2020 года с Раей нас заочно познакомила Лёля Николаевна Юн, наша давняя семейная подруга, которая живёт в Алмалыке. Оказывается, Рая двоюродная племянница Лёли, вот такая загогулина! Так, вот эта Рая во время беседы у нас дома сказала мне, что у них в Архангельске живёт и работает интересная женщина, с которой у неё приятельские отношения. Будучи зимой в Архангельске Рая рассказала ей, что у неё дома в селе Красноармейское живёт семейная пара, у которой муж был журналистом, а сейчас пишет книги. Можно будет познакомиться с ним для общения по Интернету, он интересный человек и хороший собеседник, сказала, что номер телефона попросит для неё. При нынешнем разговоре со мной Рая подчеркнула, что Надежда очень талантливый человек с редкой профессией и назвала – скульптор. Я тут же встрепенулся и спросил, она не Шек? «- Шек, а откуда вы знаете её фамилию?» – спросила Рая. Пришлось рассказать, как в апреле месяце случайно посмотрел ссылку с её видео интервью по ТВ канал «РОССИЯ – 24» (Архангельск) в передаче «Доброе утро» — «Выставка Надежда Шек» от 11 марта 2022 года с персональной выставки в Архангельском Музее освоения Арктики имени А. Борисова. Вот, каким образом можно объяснить такое счастливое совпадение, моя мечта и также её желание познакомиться друг с другом?! Рае я сказал, что последней или как говорят сейчас, моей крайней мечтой была как-то познакомиться со скульптором, ведь среди моих друзей, родных и знакомых нет человека этой профессии. Конечно, дать ей мой номер телефона, причём непременно! Очень скоро, я получил от Надежды СМС, в котором она коротко написала, что её землячка Рая Ким рассказывала про меня и дала номер телефона и, что для начала пересылает мне ролик с её персональной выставки в Архангельске, где проживает с 1980 года. А ролик называется: «Архангельская область в лицах! Телеканал «Регион 29». Хочу поделиться с этим роликом с вами тоже, мои дорогие читатели, вот здесь эта ссылка. https://m.vk.com/wall-73332929_83727.

В один из моментов наших частых и долгих бесед по Ватсапу, у меня спонтанно появилось острое желание написать про неё очерк. Мне показалось, что в ходе интенсивных переписок и общении по телефону, мне удалось узнать очень многое о ней, будто мы знакомы давно. Своё желание я озвучил Надежде не сразу, а чуть позже, в ходе очередного звонка по телефону и добавил, что было бы здорово встретиться в Москве и пообщаться с глазу на глаз и получить ответ на ряд вопросов, касающихся её биографии и творчества. Очень хочется включить в свою третью книгу очерк о новой знакомой Надежде Шек. Чёткого или внятного ответа сразу не последовало, однако под моим напором вскоре она сдалась, правда, добавила, что её биография не такая богатая, как у некоторых моих героев очерка, что прочитала на днях. Чтобы она понимала, как я пишу, о чём и в каком объёме свои очерки и смогла разглядеть мой стиль, язык и почерк, переправил ей некоторые из них, как только появилось желание написать про неё. В первую очередь я просил Надежду написать свою биографию с некоторыми подробностями жизненных ситуации или об отдельных случаях, запомнившихся надолго или на всю жизнь. Ведь у каждого человека случалось нечто неординарное, которое запоминается и, он рассказывает это своим друзьям или родным. Возможно это было в детстве, юности или во взрослой жизни, то ли в школе или в институте, могло случится на отдыхе или на работе. Понимая её занятость повседневными делами и в первую очередь работу с огромными глыбами камней, я просил её особо не торопиться, поскольку, ещё есть время до издания книги. К моему большому удовлетворению, осенью она прислала на мою электронную почту свою биографию на двух страницах, при этом сказала, что некоторые моменты повторяются в её книге Каталог, макет которого прислала мне в электронной версии. Кстати, очень любопытную вещь отметила в своей статье в этой книге Людмила Марц, член-корреспондент Российской академии художеств, зав. отделом скульптуры ХХ – начала ХХI в. Госсударственной Третьяковской галереи (1980-2016). Вот, что она пишет: «Шек, знаковая для скульптора фамилия («шек» по-корейски – камень), как нельзя более точно обозначает избранный ею и самый любимый материал – прочный, рассчитанный на вечность, позволяющий ей в простой, лаконичной форме передавать глубокие, сокровенные мысли и чувства. Но «шек» – это еще и свойство характера: упорного, собранного, позволившего настойчиво осваивать в течение десяти лет мужскую профессию скульптора, пластический язык европейской классической скульптуры. Освоила!»

Сама Надежда говорит, что: «Когда-то я увидела, что у мастеров есть какой-то свой значок, как у живописца подпись, они делают личное клеймо, и я стала думать: «А что же вот мне сделать?» И вдруг вспомнила, что отец подписывался таким значком, обозначающим, как он сказал, нашу фамилию. Китайский иероглиф «камень», такой красивый. Это, наверное, судьба, что моя фамилия так переводится».

Надежда разрешила использовать некоторые биографические данные из её статьи в этой книге. Я шутя сказал, что не хочу заниматься плагиаторством. Мне лучше записывать слова из её уст, в ходе бесед то ли по телефону или при встрече. Идею приехать в Москву и познакомиться с интересными российскими корейцами, которую я предложил Надежде в одной из наших бесед по Ватсапу, она вынашивает и говорит, что время до середины ноября ещё есть, посмотрит, как сложится обстановка. В самом начале нашего знакомства, когда она прислала мне ролик с видео интервью в городском музее Архангельска, я в свою очередь переправил ей две ссылки на мои статьи об основателе и первом директоре русско-корейской школы № 1086 в Москве — Нелли Николаевны Эм и о русском писателе Анатолий Ким. Она, увидев фото Н.Н. Эм восторгалась ею с точки зрения художника и попросила прислать ещё несколько разных её фотографии, что скоро я и сделал. Внешний вид, лицо, фактура героини очерка привлекли внимание профессионала. Мне думается,  Надежда Шек создаст на дереве или камне образ легендарной женщины-кореянки нашего времени. Н.Н. Эм заслуживает того, более чем кто-либо из наших современников в Москве. Огромное желание приехать в Москву у неё есть и дела тоже в столице, остановиться есть где, так что больших проблем, кроме времени, как бы и нет. Будем надеяться, Надежда!

Выше я уже писал, что Надежда родом из Узбекистана, более того родилась и училась до 9 класса в с/х «Дальверзин» Бекабадского района Ташкентской области, а в соседнем селе Бука Букинского района родился я, и там же окончил среднюю школу. Мир тесен! В одной из наших бесед она сказала, что с возрастом у неё появился интерес и тяга к малой Родине, иногда ностальгирует по тем местам, где росла и училась в школе. Стала читать про российских корейцев, интересоваться исторической Родиной, даже посетила её и подарила свою двухметровую скульптуру «О вечном», которую установили в парке вблизи г. Сеул. В беседе она выразила желание подарить свой Каталог – книгу «О вечном» Центральной городской библиотеке Ташкента, а другой экземпляр – АККЦ РУ (Ассоциация корейских культурных центров Республики Узбекистан). Спросила у меня, смогу ли я отвезти и передать адресатам. Какие проблемы, конечно отвезу?!

Думаю, что пора нам ближе познакомится с биографией нашей героини очерка Надежды Шек.  Она недавно коротко составила свои биографические данные и прислала на мою электронную почту. Написано коротко, чётко, слог правильный, чеканный, будто высекала всё лишнее. Одна «соль», без излишней «воды». Текст не нуждался литературной обработке, больших ошибок не было. Выкладываю на этих страницах то, что написала Надежда о себе.

СТРОКИ ИЗ БИОГРАФИИ НАДЕЖДЫ ШЕК.

В 1951 году родилась в многодетной корейской семье учителей, депортированных с Дальнего Востока в Ташкентскую область по национальному признаку. Больную тему депортации в семье особо не обсуждали. Помню только, как отец вспоминал, что при переселении было сказано им, что партия дала задание поднять целину, но без указания региона. На пути в товарном поезде под гармошку молодёжь веселилась, пела песни, а старики плакали. Статус неблагонадёжного спецпереселенца больно ударил по отцу, не дав ему, как и всем корейцам, участвовать в Великой Отечественной войне. Он стыдился поднять глаза на встречных в посёлке женщин, ведь их мужья на фронте, а он здоровый мужчина в тылу. Мой отец — Шек Капитон Тимофеевич был награждён медалью: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», но этой наградой   особо не гордился. Позже был награждён ещё и орденом Трудового Красного Знамени за многолетний педагогический труд. Отец понимал значение образования и хотел, чтобы все шестеро его детей получили высшее образование, что и было осуществлено. Воспитывал нас на русском языке, полагая, что это поможет нам лучше ассимилироваться. В нашей семье не жила бабушка. Корейские бабушки обычно говорят только по-корейски, и внуки невольно перенимают язык. С годами понимаешь, как важно знание языка, культуры, обычаев и традиций без которых нет национального самосознания.

Отец был разносторонне одарённым человеком, умел всё. Будучи художественной натурой, преподавал математику, строил хозяйственные постройки, огородничал, разводил кроликов, переплетал книги, играл на мандолине, флейте. Мой отец – главный человек в моей жизни. Он открыл мне мир прекрасного через его музыку, в которой звучала неизбывная печаль Востока, через удивительные рисунки, распадающиеся на тонкие цветные штрихи при ближайшем рассмотрении. Заметив мой интерес к рисованию, выписывал из Москвы книги и альбомы по искусству: «Книга почтой» на свою скромную учительскую зарплату. Смастерил мне мольберт для рисования, что было дано ребёнку возможность вкусить радость творчества. Наверное, отец относился ко мне по-особому, сёстры говорят, что я была у него любимицей. Наша мама в конце своей жизни тяжело болела и, отец отдал меня на воспитание своей бездетной сестре, проживавшей тогда в городе Андижане, безусловно, желая мне лучшей доли. Шек Авина Тимофеевна была незаурядным экономистом, красивая, с железным характером. Её неподкупную, отправляли с ревизией на самые сложные объекты. Она научила меня многим ценным вещам: самодисциплине, упорству. И ещё – страсть к чтению. Она отправляла меня в библиотеку, где работники, зная её вкусы сами подбирали книги. Там, я впервые узнала волнующий запах книг, живущий во всех библиотеках, от которого становится щекотно в животе, потому что понимаешь сколько тут много всего интересного и боишься упустить самое-самое. Маму свою Татьяну Павловну Хван практически не помню. Она очень рано умерла, оставив шестерых детей. Я была четвёртым ребёнком. Остались в моей детской памяти несколько тяжёлых сцен от её серьёзной болезни. Когда мама умерла, папа привёл нам вторую маму, чтобы нас разновозрастных детей не раскидали по разным детдомам. Пак Екатерина Яковлевна была обычной малограмотной женщиной с трудной судьбой, наложившей отпечаток на её тяжёлый характер. Но, благодаря, её трудолюбию и хорошим заработкам в овощеводческих бригадах, мы смогли скоро уехать из кишлака, где уровень образования был очень низким. Там окончив 8 классов, продолжила учёбу в России, в городе Батайске Ростовской области.

Когда появилась вторая мама, я вернулась в семью. Расставание с тётей Авиной Тимофеевной было грустным и очень тяжёлым, оно закончилось нервным срывом. Мне десятилетней девочке тогда было трудно сказать, горячо любящей меня тёте, что я очень хочу уехать в кишлак, хоть в нищету, к своим родным братьям-сёстрам, несмотря на то, что они дразнили меня пухленькую, нарядную — городской белоручкой.

Трудовое воспитание на селе происходит естественно — огород, кролики, которые требуют много физических сил и терпения. Кроме этого, с одиннадцати лет мне поручали готовить обед на всю семью, точно ко времени, чтобы отец- учитель между двумя сменными занятиями успел дома пообедать. Моё первое знакомство с глиной состоялось при формовке саманных кирпичей, из которых отец строил хозяйственные постройки. Очень весёлое дело месить ногами: ощущать упругую плоть глины под ступнями, чавкать, чмокать, брызгаться. Выполнив из этой глины, норму формовки кирпичей, мы с сестрой лепили разной формы куклы и кроватки для них. Так, спонтанно, с детских лет начиналось моё неосознанное знакомство со «скульптурой». Да, это была моя «скульптура»!

Среднюю школу я закончила в городе Батайске Ростовской области (1969), куда переехала наша семья из Узбекистана. Попытка поступить в Ростовское художественное училище на факультет живописи была безуспешной. Цветоведение было мне неведомо. Отец мудро дал мне ещё один шанс: ходить на подготовительные курсы и попытаться ещё раз, но последний. Занималась усердно, но результаты не удовлетворяли ни преподавателя, ни меня. Преподаватель молчал, глядя на мою живопись, а я не знала, что спросить. Чтобы как-то удовлетвориться, лепила у себя дома разных страдальцев, погорельцев. Когда преподаватель увидел эти фигурки, посоветовал мне поступать в художественное училище на факультет скульптуры, который оказался в Пензе (1970-1974гг). Это было счастливое студенческое время. Подобрались очень хорошие, дружные ребята, с которыми до сих пор поддерживаю отношения.  Четверо из одиннадцати однокурсников стали Заслуженными художниками РФ. Страстно вгрызались в познание законов скульптуры, технологию создания. На последнем юбилее Пензенского училища встретились мы — четыре однокурсницы, почти семидесятилетние! Здесь должна назвать их имена. Это Людмила Леденцова, заслуженный художник России; Людмила Майорова; Татьяна Золотарёва, все они мои самые близкие подруги студенческих лет. Вспоминали дни нашей молодости. Припомнили подруги мою студенческую кличку «Шлямбур». С твоим упорством не только отверстия, стену можно проломить, смеясь говорили они!

В том же году, после окончания Пензенского художественного училища, поступила в Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова. Кстати сказать, оба учебных заведений она окончила на красный диплом. В студенческие годы вышла замуж за скульптора Николая Анатольевича Овчинникова. Диплом успешно защитила в 1980 году и после окончания института вслед за мужем поехала жить и работать в Архангельск. Полюбила город всем сердцем и душой, живя там уже более сорока лет, стала, как бы коренной жительницей. Муж Николай хорошо помогал мне в технических проблемах скульптуры, брал на себя все тяжёлые моменты создания, что было большой поддержкой в период моего становления в профессии. К большому огорчению, в 2014 году Николай скончался после продолжительной болезни. В совместном браке у нас родились два сына. Старший сын Алексей родился в 1978 году, в Москве, когда я была ещё студенткой. Благодаря помощи родных с моей стороны и родных мужа успешно доучилась без академического отпуска. Алексей живёт в Архангельске, имеет высшее образование, возглавляет отдел работы с клиентами в справочно-юридической фирме. Занимается программированием, увлекается фотографией, волейболом, много помогает мне с визуализацией моих объектов. Женат, подарил в 2016 году мне внука Тимура .

Младший сын Михаил родился в Архангельске в 1982 году, получил высшее образование, окончив Архангельский лесотехнический институт. С детства увлекался туризмом. В результате это увлечение привело его в Доминиканскую республику, где он работает в туристическом бизнесе. В своей фирме находится на особом счету, как лучший гид, является лицом фирмы. Снимается в рекламных и других фильмах. Ведёт холостой образ жизни. В личной жизни я счастливо состоялась, как жена, мать и бабушка. В нашей семье много любви, а это самый большой залог счастливой семейной жизни.

Вот такая основная канва биографии Надежды Капитоновны Шек, написано всё хорошо, но меня не совсем устраивало вначале то, что там было мало сказано о родителях и нет слов о личной жизни, т.е. о своей семье. Когда я сказал об этом Надежде, то она добавила несколько строчек о семейной жизни и на полном серьёзе разрешила взять материал из книги, где рассказ о родителях выделены отдельными абзацами. Чтобы меня не обвинили в плагиаторстве, я делаю ссылку, что это взято из книги Н.К. Шек «О вечном».

Корни

Я родилась в корейской семье сельских учителей. В 1937 году моих родителей, как и всех дальневосточных корейцев, «отец народов» переселил в Среднюю Азию. Название степи соответствовало действительности: она была голой, безжизненной. Руководящая партия, дабы не возмущать кротких корейцев, сказала, что они едут поднимать целину – правда, без паспорта и возможности перемещаться по стране. Пока поезд шел с востока на запад, молодежь с присущем ей оптимизмом веселилась, пела песни, а старики плакали. Какова была жизнь в Голодной степи, отец не любил вспоминать, хотел забыть. Первые четверо родившихся там детей умерли во младенчестве один за другим, конечно, не от хорошей жизни. Помню только, как отец горько переживал, что ему не дали возможность защищать родину во время Великой Отечественной войны. Он не мог глаз поднять от стыда, встречая женщин в посёлке, ведь у них мужья, отцы, братья на фронте, а он, здоровый мужчина, – в тылу, как «неблагонадёжный». Медалью «За доблестный труд» в тылу он не дорожил. Парадоксально: родина его с Дальнего Востока насильно переселила, сочла неблагонадёжным, забраковала по всем статьям – без паспорта, без всего, тут сиди в голой степи, которую не зря назвали Голодной, а он тем не менее хотел её защищать…

Отец

Мой отец, Капитон Тимофеевич Шек (1909-1991), – потомок эмигрантов из Южной Кореи конца XIX века. Царская Россия, богатая плодородными землями, охотно принимала трудолюбивых корейцев. Многие эмигранты принимали православие, потому что церковь оказывала всяческую поддержку, им легче было получить землю, инструменты и семена. Отсюда и множество церковных или святых имён у русских корейцев того периода. Единство духовной среды обеспечивало добрососедство разных народов. По святцам отца назвали редким теперь именем Капитон. Когда я встречала корейских стариков, звавшихся Моисеями или Афанасиями, меня удивляло несоответствие имени и облика… В детстве отец учился одновременно в двух школах – корейской и русской. Система образования в корейской школе своеобразна, очень отличается от русской. В своих записках отец рассказывает, что ученик индивидуально осваивает материал и переходит в следующий класс не через год, а сразу как усвоит программу, и, таким образом, может обгонять сверстников, если позволяют способности. В программе восточной школы много внимания уделяется эстетическому воспитанию: стихосложению, рисованию, игре на музыкальных инструментах. Особенно отец любил каллиграфию, гордился, что слыл лучшим каллиграфом школы. Окончив рабфак, а потом пединститут, он преподавал математику, физику, обучил не одно поколение учеников, пользовался большим уважением в посёлке. Какое-то время был завучем, затем директором школы, но больше любил не административную работу, а живое преподавание. За сорокалетний преподавательский труд он был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Кстати, единственную в своей жизни двойку я получила на уроке отца, когда он замещал заболевшего нашего учителя. Никто в классе не мог правильно написать формулу, и когда очередь дошла до меня, отличницы, не смогла и я, опозорила его, как он выразился. Дома мучительно ждала скандала, но так и не дождалась, что было еще большим наказанием.

Мой отец умел всё: плотничать, строить, шить, вязать сети, огород был на нём, он разводил кроликов, кур, делал прививки плодовым деревьям, переплетал книги, вкусно готовил. Но более всего меня впечатлил его рисунок цветными карандашами. Это было чудо: изображение, если его поднесёшь к глазам поближе, распадалось на цветные чёрточки, а при отдалении опять собиралось воедино! Чудо! Помню его флейту. Звучала древняя, неизбывная печаль Востока… Понимая трудность судьбы репрессированных, он стремился всем своим шестерым детям дать высшее образование, что и удалось. Отец был тонкой художественной натурой, но жизнь с самых юных лет вынуждала его трудиться, чтобы просто выжить. Сначала – когда он, как старший сын, должен был заменить своим пятерым братьям и сёстрам рано ушедшего отца. Потом, когда тяжело болела моя мама, отец стал всем для нас, своих детей. Отец – самый значительный человек в моей жизни. Всё, что есть во мне, я унаследовала от него. Даже когда он ушёл в мир иной, связь между нами не прервалась. Это подтверждают знаковые события, связанные с моей поездкой на родину предков в Южную Корею. Я ездила туда со своей выставкой, и приглашение из Сеула было получено 29 октября – в день памяти отца. А потом Русский музей в Санкт-Петербурге приобрел мою скульптуру, созданную по впечатлениям от этой поездки в Корею, – «Восточный мотив». И это произошло в день рождения отца – 7 марта!

Мама

Отец с Дальнего Востока приехал не по своей воле в эту Голодную степь уже с женой Татьяной Павловной Хван. Наша мама была сиротой. Очень миловидная, женственная, нежная, она никогда не выходила из комнаты, пока не приведёт себя в порядок: обязательно бровки подрисует, припудрится, губки накрасит. Всегда за собой ухаживала. Шила очень хорошо. Отец вспоминал, что у неё в юности была всего одна блузка. И она вечером эту блузку выстирает, а утром выгладит и идёт в ней такая чистенькая, аккуратненькая – никому не догадаться, что она у неё единственная. Мама стала учительницей в младших классах и очень мечтала учиться дальше, поступить в МГУ. А вместо этого у неё каждые полтора-два года рождался очередной ребёнок. Получается, что все мечты моих родителей суждено было реализовать мне: я училась в Москве, наш Суриковский институт такого же высокого класса, как МГУ. Отец хотел быть художником, хоть определенно, так не говорил, но это чувствовалось… Однако должен был зарабатывать на жизнь. То есть родители как бы не совсем свою жизнь прожили. А потом мама тяжело заболела… Конечно, на этом месте должен бы быть портрет моей родной мамы. Но она слишком рано ушла, я плохо её помню. В наш дом пришла вторая мама…

Вторая мама

Когда умерла наша мама, осиротели все шестеро детей. Чтобы мы, разновозрастные, не рассеялись по разным детским домам, а остались в одной семье, отец привёл нам вторую маму. Со временем особенно ценишь роль человека в своей судьбе. У неё была собственная очень непростая предыстория, наложившая печать на характер – прямо скажем, вспыльчивый, тяжёлый. Но, благодаря её упорству и трудолюбию наша семья смогла купить дом и уехать из среднеазиатского захолустья в Россию. В Узбекистане студенты и школьники не получали знаний в полном объёме, так как весной их снимали с занятий на прополку хлопчатника, а осенью – на сбор хлопка-сырца. Ночами, наиболее старательные учащиеся, с большим трудом, нагоняли школьную программу. В нашей семье младшие дети, и я в том числе, заканчивали школу уже в Батайске Ростовской области. Так, что благодаря второй маме мы сохранили семью и в последующем получили хорошее образование в России.

Вот, таким образом, мы сполна получили сведения о родителях нашей героини. Узнали в каких условиях она росла, известно, что характер человека формируется в большей степени в детстве. Всё зависит от того, что дали родители, семья в целом, где рядом росли братья и сёстры, окружающие люди и, конечно, учителя. Безусловно у Нади, детство было не очень ласковое, испытала она много трудностей, а это всё в конечном итоге закалил её характер, привил такие качества, как трудолюбие, настойчивость, самостоятельность, любовь к творчеству, земле и родным.

В продолжение разговора о самых близких и родных Надежды Шек, которые дали ей жизнь, воспитали, помогали в становлении человека и мастера, а также приносили много радости и счастья ей в жизни, думаю надо внимательно рассмотреть и изучить одну из важных работ скульптора, которая называется «Мои родные».

В один прекрасный августовский день Надежда прислала мне на Ватсап фотографию, под которой написала, что: «Эта работа называется: «Мои родные». Я сделала её специально для персональной выставки, как акт благодарения моим родным».

МОИ РОДНЫЕ. Полиптих 2021 Гипс Собственность автора

Как мне, кажется, это очень смелая работа, представляющая композиционную форму солидного размера, куда автор поместила шестнадцать портретов своих родных, включая и себя, живых сегодня и давно ушедших в мир иной. Пол, возраст, характер, темперамент, профессия, социальное и семейное положение у всех разного рода, но надо уловить что-то общее, которое объединит в одно ёмкое понятие «Мои родные». Сперва я подумал, что это начало   работы художника над своей родословной, вот в такой форме. Но, так или иначе работа достойна уважения, как дань благодарения своим родным, самым близким на свете, выраженное в необычной форме. Безусловно, всё это запоминается хорошо. Однако, мне, да и большинству читателей будет интересно, какими родственными узами связаны между собой, люди, изображённые в этой скульптурной работе. Об этом я попросил написать Надежде и, она вскоре прислала мне на Ватсап следующие данные. Они короткие, но чётко дают знать кто есть кто.

Итак, в центре стоят: отец – Шек Капитон Тимофеевич (199-1991) и мама – Хван Татьяна Павловна (1918-1960). Справа, наверху, вторая мама – Пак Екатерина Яковлевна (1915-2003), ниже неё, младший сын Надежды — Миша, а под ним внук Овчинников Тимур, 2016 г.р., ниже – папа Тимура, Овчинников Алексей Николаевич 1982 г.р., живёт в Архангельске. А в самом нижнем углу справа, сама Надя в юности. Рядом с ней слева, это тётя, сестра отца – Шек Авина Тимофеевна, а далее – племянник, сын младшей сестры Любы – Морозов Владимир Александрович, 1980 г.р. В нижнем углу слева, сестра Люба – Морозова Любовь Капитоновна, 1955 г.р., живёт в Липецкой области, станция «Лев Толстой», а выше, брат Шек Георгий Капитонович (1953-1988), над ним сестра – Шек Людмила Капитоновна, 1950 г.р., живёт в Ростове на Дону, а выше неё, брат – Шек Станислав Капитонович (1948-2013). На самом углу слева – старшая сестра Ада Капитоновна, 1943 г.р., живёт в Ростове на Дону. а справа, племянник Лёня – младший сын старшей сестры Ады – Ким Леонид Сергеевич, 1978 г.р., живёт в Москве, рядом с ним, племянник, младший сын, старшей сестры Ады – Солонович Игорь Олегович (1965-2019). Вот всего 16 человек, составляющие семейный клан из близкородственных людей, а работа называется «Мои родные».

Очень сильное эмоциональное воздействие на меня, как на рядового зрителя оказала скульптура «Чужая дорога». Эта тема, посвящена политической репрессии по отношению ко всем советским корейцам в виде насильственного переселения из Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан. Жертвами этой жуткой репрессии стали наши родители, бабушки и дедушки. Мне очень понятна эта тема, поскольку, живя в Москве более десяти лет занимался оказанием юридической и формальной помощи российским корейцам из столицы и Подмосковья, нуждающимся в политической реабилитации. Сам намного раньше, ещё живя до этого в Калининградской области был реабилитирован через Светлогорский районный суд.

Так, вот глядя на эту печальную женщину, с беспросветной судьбой, идущую непонятно куда, заломив руки за спину, неуверенной походкой по наклонной дороге вниз, я мгновенно вспомнил свою маму. Как они похожи!!! У меня всё затрепетало внутри, на мгновенье навернулись слёзы на глаза, хотя я не сентиментальный человек. Да, действительно, такая была реальная действительность у того поколения, которое в одночасье оказалось на чужбине без крова и средств к существованию. Не зная чужого языка, местных обычаев и традиции надо было выжить, а, чтобы выжить — найти свою дорогу жизни. Дорогу вверх! Нашли и выжили! И родились мы, её дети, внуки и правнуки. Спасибо автору, Надежде Капитоновне Шек, заслуженному художнику Российской Федерации за эту прекрасную работу!

Р.S. 1 ноября я получил приятное сообщение от Надежды Капитоновны Шек о том, что она в Москве будет 11 ноября. До 14 числа планирует посетить в столице музеи, встретиться с друзьями-художниками и родными. А последующие три дня готова встречаться с известными корейцами-москвичами, побыть в редакции газеты «Российские корейцы», посетить русско-корейскую школу и познакомиться с Нэлли Николаевной Эм, основателем и первым директором. Очень хочется ей познакомиться с крупным русским писателем современности – Анатолием Андреевичем Кимом. Безусловно, желает посетить ООК (Общероссийское объединение корейцев) в Москве и познакомиться с его руководством. Что же, поможем Надежде сбыться её мечтам и пожеланиям. Ну, а я как автор этого небольшого очерка, смогу при встрече узнать что-то новое из жизни и творчества скульптора, её планы на ближайшее будущее. С дополнениями внесу очерк в свою книгу. Уверен, что встреча будет интересной и плодотворной для всех нас. Добро пожаловать в Москву, Надежда! До скорой встречи!

Фото из серии работы ваятеля Надежды Шек:

ДАМА.1980 Бронза Государственная Третьяковская галерея

ЛЕТО. 1966 Дерево Государственный музей Востока, Москва

ПОРТРЕТ МАТЕРИ. 1980 Бронза Собственность автора

СТАРИК. 1988 Дерево Мурманский областной художественный музей

ЖЕНСКАЯ ГОЛОВА (МАТЬ). 1982 Известняк ГМО «Художественная культура Русского Севера.

ЛУКА КРЫМСКИЙ. 2020 Гипс Собственность автора

НАДЕЖДА ШЕК в своей мастерской. Работа над памятником Фёдору Абрамову.

ПАМЯТНИК РУССКОМУ И СОВЕТСКОМУ ПИСАТЕЛЮ ФЁДОРУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ АБРАМОВУ, установлен в Архангельске в 2020 году рядом со зданием областной библиотеки имени Н.А. Добролюбова.

ПОРТРЕТ СЫНА. 1995 Гипс Собственность автора

НАДГРОБНЫЙ ПАМЯТНИК ОТЦУ. Ростов на Дону. Гранит (Габбро)

О ВЕЧНОМ. 1994 Камень Госсударственная Третьяковская галерея, Москва

ЧУЖАЯ ДОРОГА. 2001 Дерево Собственность автора

ВЛАДИМИР ЛИ – БУКИНСКИЙ, член Союза журналистов России.

Село Кочетное Ровенского района Саратовской области.

4 ноября 2022 года.

***

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

1 комментарий

  • Галина:

    Спасибо большое, давно вы не прислали подобное, низкий поклон Надежде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »