Рушить стереотипы об Узбекистане

Основатель студии авторских путешествий Wai Wai Наталья Тен рассказала о любви к Узбекистану, запуске бизнесов в кризисы и о том, как здорово туристу увидеть страну «глазами человека, который здесь жил и рос».

Эксперт по запуску бизнесов в кризисы

По образованию я математик, экономист и финансист высокого класса, в прошлом — финансовый директор крупной IT-компании в Москве. Но в какой-то момент я осознала, что сбила планку, перегорела. Ушла из компании в 2008-году, в Москве как раз случился кризис, а у меня, наоборот, открылось второе дыхание.

Планировала отдохнуть пару месяцев, но в итоге отдохнула четыре года. Уехала на Бали, вернулась, затем уехала в Париж, вернулась — рванула в Хорватию, обратно в Москву — и снова в Париж. Потратила все свои сбережения. Нисколько не жалею, потому что сейчас мне есть что вспомнить. Но деньги кончились, а значит надо было идти работать. Возвращаться в найм я не хотела, открыла своё ивент-агентство. На три года праздники стали частью моей жизни. В 2014 случился ещё один кризис. Компании урезали расходы на праздники, а я снова начала думать, чем мне заниматься дальше?

Потом случилось так, что я была на мероприятии, где среди знакомых зашла речь про Узбекистан, и мне внезапно предложили устроить им тур. Я подумала: «А почему бы и нет? Поехали!».

Вот так спонтанно случился первый тур в Узбекистан, с которого и начался мой путь в туризме.

Авторские туры в те времена не были так популярны. Я поставила цель — организовать всё так, чтобы люди ощущали себя не очередными туристами, а самыми настоящими гостями, по всем правилам восточного гостеприимства. Составила маршрут и показала им страну, которую я знаю сама. Повторила этот тур ещё несколько раз по запросу, как результат — открыла новый бизнес в разгар очередного кризиса.

Аутентичность — в этом, наверное, и есть ценность моего тура. Они о людях и для людей.

Поэтому мы не берём в группу больше 15 человек, иначе я просто не успею показать каждому страну во всех её красках.

Ещё один мой действующий бизнес — лечебное питание «Напару» — тоже результат кризиса в пандемию. Это не просто диетическое, а именно лечебное питание для людей с заболеваниями желудочно-кишечного тракта. На тот момент я сама находилась на лечении и прошла все муки ада, сидя на диете и часами занимаясь готовкой. Оказалось, не так много заведений могут предложить вкусный лечебно-диетический рацион, а спрос на него большой. Началась пандемия, туризм свернулся, а я с испугу открыла ещё одно дело. «Напару» работает пока только в Москве, но, возможно, однажды мы появимся и в Узбекистане.

Теперь часто шучу о том, что мне надо себя позиционировать как эксперта по запуску бизнеса в кризисы. Потому что у всех в трудные времена дела идут не очень, а я, что ни кризис, так новое дело начинаю. Причём всегда успешное.

Любимое занятие — наблюдать за тем, как рушатся стереотипы

Я очень люблю Узбекистан. Люблю настолько, что уже девять лет привожу сюда туристов и могу бесконечно рассказывать о том, как прекрасна эта страна. Сегодня республика развивается, Ташкент стал совсем другим. Города моего детства больше нет, но это ни хорошо, ни плохо. Просто у нас, выходцев отсюда в 90-х, осталась ностальгия по дому. Среди моих подписчиков в Facebook, Telegram и, особенно, Youtube есть много бывших ташкентцев, и стоит мне опубликовать фотографию плова или видео с какой-нибудь знакомой им локации, людей сразу накрывает тёплыми воспоминаниями. По городу детства скучают все. Я таких туристов даже специально вожу по местам, где они жили, учились, проводили время с друзьями.

Те, кто никогда здесь не был, воспринимают узбеков очень узко, стереотипно. Они ведь видели только тех, кто приехал к ним на заработки, а это сегмент населения другого уровня жизни и образования. Когда  вижу, что человек относится к узбекам как к рабочему классу, меня это злит.

Я постоянно говорю о том, что они оставили свой дом, родителей и детей не от хорошей жизни. Предложи любому из них здесь такую же зарплату как в Москве — все уедут домой, ни один не останется.

Мне в Москве шиномонтажники, приехавшие из Узбекистана, звонят: «Наталья-опа, приезжайте к нам на плов», дворник моего дома, тоже узбек, звонит: «Наташа-опа, я вам изюм привёз». А ведь это всё про тёплые человеческие отношения между людьми. Поэтому, когда привожу туристов, то на полном серьёзе предлагаю им подойти и поздороваться с незнакомым прохожим, улыбнуться дворнику, перекинуться парой слов с девушкой на кассе, чтобы они воочию увидели совсем другое отношение к себе.

Моё любимое занятие — это наблюдать за тем, как стереотипы туристов об узбеках рушатся на глазах, потому что добрее людей, чем в Узбекистане, я пока нигде не встречала.

Туризм лишает страну аутентичности

Узбекистан — уникальная страна в плане туризма, от гастрономии до исторического наследия.

Люблю в горы возить своих гостей, только не в вылизанные дорогие туристические комплексы, а куда-нибудь на турбазу, где стоят повидавшие жизнь коттеджи и топчаны. Берём с собой повара, продукты с базара, и едем отдыхать, как местные.

На базарах  устраиваю целое шоу. Не специально, просто у меня такой характер. Торговцы меня видят и уже со входа начинают: «О, Наташа приехала!». Начинаю с ними общаться с местным акцентом, даю туристам мастер-класс по торговле.

Есть люди, которые стесняются это делать,  я же считаю, что не торговаться — это неуважение. Здесь речь не про «сбить цену», а про культуру общения. Всегда объясняю своим гостям: «Если вы посмотрите на процесс по-философски, то поймёте, что продавец называет цену, в которой уже есть часть, которую он точно получит, и часть, которую он точно может скинуть. Если вы приходите и не торгуетесь — это высокомерие».

Когда едем в регионы, заселяемся в старые гостиницы с аутентичными двориками, где даже ослик привязан на входе. Потому что 5-звездочные отели есть везде, а Узбекистан — он вот в таких традиционных, исконно восточных деталях.

В Узбекистане хранится вторая по значимости коллекция русского авангарда. Однажды человек приехал, собрал эту коллекцию, а узбеки смогли сохранить и построить прекрасный музей. У меня был турист — искусствовед, известный художник, живёт в Канаде, много путешествует, так вот он сказал, что Нукусский музей Савицкого точно войдёт в его личный топ 10 по миру.

В Сармышсае, Навои, есть уникальный природный объект — петроглифы, внутри гор, где именно — знает не каждый, а как проехать — так вообще единицы, а я вожу, показываю, хвастаюсь наследием.

Но если вы хотите увидеть Узбекистан таким, какой он есть на самом деле, то нужно ехать сейчас, потому что пройдёт 5–10 лет и всё изменится.

До 2016 года правила для туристов были жёстче, а сейчас страна открыта гостям, поток увеличился в разы, туризм развивается и в угоду комфорту лишает страну аутентичности. Это ни хорошо, ни плохо, это неизбежный результат массового туризма.

Нет ничего хуже, чем сидеть на одном месте

Те, кто со мной знаком, знают, что там, где есть Наташа — точно будет вкусно и весело. Весело — ключевое слово. Сейчас будет лирическое отступление, но я у всех вызываю чувство уверенности. Ни у кого не возникает сочувствия или сострадания по отношению ко мне. Даже близкие говорят: «Что бы ни случилось, Наташа выберется!». Наверное, потому что я не ною, не распускаю сопли, вижу проблему — иду её решать.

Ни о чём в своей жизни не жалею. Всё, что делала, даже ошибки — это мой путь. Именно так развиваю бизнес, именно так выстраиваю отношения с людьми. Не сделаю ничего, о чём потом пришлось бы жалеть. Но именно поэтому и не приемлю ложь, лицемерие и предательство. В моём окружении хватает завистников и недовольных людей, с этим даже не пытаюсь бороться. Если они выбрали тратить свои силы, энергию, карму на то, чтобы злиться, это их путь. Работа с людьми и так забирает достаточно сил. Я не устаю от общения, но иногда, после очередного тура, могу приехать домой, сесть на диван, уставиться в стенку и просидеть так несколько часов. Это моё время на себя любимую. Вообще с тех пор, как начала заниматься ивентами, а потом уже и туризмом, самая лучшая новогодняя ночь — это когда я одна дома, с салатом и телевизором. Но при всех сложностях жизни на несколько стран всё же получаю колоссальное удовольствие от своей работы. Да, с возрастом становится тяжелее постоянно быть в пути. Но пока для меня нет ничего хуже, чем сидеть на одном месте.

Я Узбекистан ещё не всем показала!

Wai Wai был бизнесом без больших вложений. На его запуск я потратила около 20 тысяч рублей, чтобы создать первый и достаточно примитивный сайт. С тех пор он, конечно, много раз менялся, но начинали с малого. За пару лет мы выросли до малого бизнеса, оборот в год составляет около 150 тысяч долларов. Это не много, но и не мало. У компании большие планы на развитие и открытие новых филиалов.

Сегодня Узбекистан — основное, но не единственное направление, мы ещё организуем туры в Киргизию, Грузию, Армению, Турцию, Иран. Планируем поездки в Казахстан, Таджикистан и даже Южную Корею.

Новые направления возникают больше не из желания расширяться, а по запросу тех, кто уже ездил и хочет продолжать путешествовать с нами. Если завтра клиенты скажут: «Мы хотим в Венесуэлу», — значит, мы поедем в Венесуэлу. Так я посетила уже 46 стран, и часть из них — именно по работе, вместе с группами.

Но лично всё же считаю, что лучше быть экспертом по одной стране, чем распыляться на весь мир.

Когда мне говорят: «Почему не сделаешь тур в Африку или Австралию?»,  отвечаю: «Так я Узбекистан ещё не всем показала!». Поэтому мой личный план на ближайшее будущее — показать всем эту прекрасную страну.

Жахонгир ТОХИРОВ,

фото из архива Н.ТЕН

***

Источник: «Корейцы Узбекистана» № 7 (107)

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Telegram

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »