Олег Хван: «Моя цель — сделать бокс доступным и безопасным видом спорта»

Олег Хван с юности мечтал добиться высот в спорте. За этой мечтой он уехал из Ангрена в Ташкент и поступил в университет на направление «Теория и методика бокса». Чтобы выжить в столице работал грузчиком, кладовщиком, продавцом, грильщиком, барменом. Но жизнь сложилась так, что он добился успеха в тренерстве. Сегодня Олег готовит к боям четырёх профессиональных боксеров, среди которых победитель и призёр международных турниров Джахонгир Расулов.

Детство Олега прошло в Ангрене, где семья кочевала по съёмным квартирам. Отец торговал на базаре, мама была домохозяйкой. Жили, по воспоминаниям, «ниже среднего», но зато мальчик всегда чувствовал себя счастливым.

— Мама с папой посвящали много времени мне и младшему брату. Нас никогда не оставляли одних — дома постоянно находился кто-то из родителей. Отец мог выйти во двор, чтобы поиграть со мной и моими друзьями в футбол, он учил нас играть во флажок и вышибалы, установил турник. Любовь к спорту тоже привил он. Когда мне было лет шесть, папа принёс домой маленькие гантели, с которыми я начал по чуть-чуть заниматься.

Олег не ходил в садик и, возможно, поэтому все болезни, не перенесённые в дошкольном возрасте, пришлись на школу. Чтобы укрепить здоровье сына, отец начал заниматься с ним физкультурой и учить основам самозащиты.

— Серьёзно я занялся спортом в шестом классе, когда директриса объявила, что при школе открывается секция тхэквондо. Мы с друзьями сразу записались, потому что в начале нулевых в Ангрене нельзя было не уметь драться. Нужно было уметь за себя постоять. В городе каждый второй мальчишка занимался спортом: борьбой, боксом, тхэквондо.

И вот мы приходим в секцию, проходит первая тренировка, вторая, третья и только на четвёртой выясняется, что это не тхэквондо, а кикбоксинг! А я-то удивлялся, почему мы много работаем руками и отрабатываем странные удары по ногам, чего не бывает в тхэквондо. Но мне понравились, и я остался. В кикбоксинге я два раза выигрывал юношеские областные соревнования.

Олег говорит, что секция закалила его. Зимой группа бегала босиком по холодному полу неотапливаемого зала, а летом занималась на открытом воздухе. Через несколько месяцев занятий Олег закалился, стал сильнее. Учёба не пострадала: в начальных классах будущий боксёр учился на «отлично», в старших — на «хорошо», любил историю и литературу.

Через три года Олег почувствовал, что перестал расти, и перешёл из кикбоксинга в бокс. Родители были против. Они говорили, что этот вид спорта опасен. Но переход оказался успешным: уже через год молодой боксёр вышел на серьёзные соревнования.

Когда Олегу исполнилось 16 лет, отец уехал на заработки в Корею. Так юноша остался в семье за старшего. Небольшой бизнес — обувной магазинчик — отец также оставил сыну. Он вспоминает, что было сложно и  «еле держался на плаву». Ему не нравилось торговать, поэтому стоило отцу вернуться — Олег бросил всё и уехал в Ташкент.

— В Ташкент я поехал к знаменитому боксёру Владимиру Шину. Мой тренер договорился, что тот возьмёт меня в ученики. Владимир Николаевич настоял, чтобы я поступил в Университет физической культуры и спорта на направление «Теория и методика бокса». Родители моему решению переехать в столицу не обрадовались. Папа хотел, чтобы я продолжал работать на базаре. Но я сказал, что нашёл себя в спорте, буду боксёром, добьюсь больших побед и стану олимпийским чемпионом. К сожалению, больших побед я не добился. В тот период мне требовался наставник, который бы исправлял ошибки в технике, помогал набираться опыта в спаррингах. Но такого человека рядом не оказалось. Шин был старшим тренером и работал с уже состоявшимися боксёрами. Я же занимался самостоятельно и многое делал неправильно. Конечно, сожалею, что так сложилось. Но, может, благодаря той ситуации из меня получился хороший тренер. Сейчас уделяю много времени своим ребятам — не хочу, чтобы они повторили мою судьбу.

Первое время Олег жил у друга, который снимал в Ташкенте крошечную комнату. Вместо подушки он использовал свёрнутую куртку, вместо одеяла — собственную одежду. Потом юноша перебрался ко второму другу — и так кочевал, пока не поступил в вуз на бюджет. Места в общежитии давали только студентам из дальних регионов, зато у Олега появилась стипендия. Этих денег и небольшой финансовой поддержки отца хватало на съём комнаты.  Чтобы выжить в столице, юноша пошёл работать. Был грузчиком, кладовщиком на складе, продавцом, интервьюером, тайным покупателем, грильщиком, барменом.

— Тяжелее всего было работать грузчиком. Например, в 10 утра подходишь к точке и получаешь задание перегрузить в фургон вагон каустической соды. В бригаде собрались парни-борцы и поспевать за их темпом было сложно. Помню, что работал с 8 утра до 10 ночи, за опоздания получал штрафы — лишался дневного заработка. Потом Владимир Николаевич помог устроиться барменом в ресторан China Town.

Хотя сначала пробовался на охранника, но весил тогда килограммов 70 и выглядел совсем не внушительно.

Несколько месяцев спустя Олег перебрался в караоке-клуб. Там он трудился по ночам, к 10 утра мчался на тренировку, а потом на пары. Спал по 4–5 часов в сутки. Парень продержался в таком режиме три месяца, а потом понял, что придётся чем-то жертвовать. Работой пожертвовать он не мог — нужны деньги на аренду жилья, еду, одежду. Учёбой тоже, это грозило отчислением из вуза. Пришлось отказаться от бокса.

— Это был тяжёлый момент. Я забросил тренировки на этапе кандидата в мастера спорта. Помню последние соревнования перед прощанием с боксом. Не спал тогда три дня, приехал в зал, даже не разминался, сел и уснул. Разбудили меня прямо перед боем, схватил перчатки и вышел на ринг. Повезло, что противник оказался не очень сильный, так что я победил.

Олег забросил бокс на два года, с головой ушёл в работу, собирался поехать в Корею на заработки. Неожиданно институтский друг предложил попробовать себя в качестве тренера. На первых порах Олег совмещал тренерство с работой барменом, а когда доходы сравнялись — полностью ушёл в бокс.

— С первого занятия стало понятно, что это моё! Мне нравилось тренировать, объяснять, помогать молодёжи. В 2019 году я начал работать с боксёром Джахонгиром Расуловым, который вернулся в спорт после четырёхлетнего перерыва. К первому профессиональному бою подготовил его буквально на улице: тогда зал закрылся из-за локдауна, вызванного COVID-19. Мы выбиралиcь в пустые дворы и там проводили тренировки.

Джахонгир дебютировал на профессиональном ринге в Москве. Уже через год он стал серебряным призером республиканских соревнований и выиграл Международный турнир по боксу «Великий шелковый путь». Сегодня Джахонгир Расулов — победитель и призёр многочисленных международных турниров.

Путь от любителя до профессионала долог и дорог. Пока ты не займешь определённое место в рейтинге, приходится искать бои, платить площадкам и соперникам. Потом спортсмен выходит на нужный уровень, и гонорар предлагают уже ему.

— Любой спортсмен — это огромные вложения. Чтобы довести боксёра до чемпионского титула, требуется вложить порядка $500 000. Бокс требует крутых спонсоров, но не даёт гарантий, что деньги окупятся. Я об этом честно сообщаю спонсорам на этапе переговоров. Если спортсмен дойдёт до высоких мест в рейтинге, то с лихвой вернёт вложенное и будет платить процент от гонораров. А если не дойдёт, то деньги не вернутся.

Но есть люди, которые готовы помочь из чистой любви к боксу. Спорт держится на таких. Часто это единовременная помощь. Как любой человек, я допускал ошибки. Например, в начале тренерского пути искал своим ребятам соперников в дальнем зарубежье. Однажды мы слетали на бой в Австралию, потратили немалые деньги.. Сейчас для начинающих боксёров ищу варианты поближе.

Постепенно у Олега появилась команда: он привлек к тренерской деятельности двух друзей-единомышленников — братьев Амана и Жана Минбаевых. Впоследствии они стали сооснователями Underdog Boxing Сlub.

— В 2021 году очередной зал закрылся, а я уже тогда работал с Джахонгиром Расуловым. Мы с Аманом и Жаном решили открыть собственный клуб, чтобы ему было, где тренироваться. Никакой сложной аналитики не делали. По прикидкам моя клиентская база должна была покрыть аренду, а доходы напарников — прочие расходы. Мы открылись — и люди начали приходить. Клуб разросся. Через два года желающие перестали помещаться в одном зале, пришлось открыть филиал в другом районе. Сегодня в Underdog Boxing club занимаются 250–300 учеников, а тренерский штаб насчитывает 12 человек.

Любой человек может прийти в наш клуб и заняться боксом. Некоторые начинают даже не с нуля, а с минусового уровня. Это когда у человека слабая физическая подготовка, неразвитые мышцы. Самому возрастному ученику было 58 лет, самому юному — шесть.

Олег рассказывает, что любители обращаются с разными запросами: хотят скинуть вес или стать более уверенными в себе. Есть те, кто спускает в зале пар и оставляет накопившуюся агрессию. Кому-то нравится бокс, как вид спорта, как искусство. Девочки приходят, потому что стало скучно на фитнесе и хочется нового, интересного. Матери приводят сыновей, если мальчик растет без отца и в семье нет мужчин.

— Есть миф, что бокс — это опасно. Между тем существуют разные форматы занятий. Можно выстроить программу так, что ученик даже не выйдет спарринговать, а будет бить лапы или мешок, если ему так больше нравится. И в первом, и во втором случае тело работает по максимуму. Моя цель — сделать бокс доступным и безопасным видом спорта.

Сейчас Олег руководит двумя филиалами Underdog Boxing Сlub, ведёт персональные тренировки и готовит к боям четырёх профессиональных спортсменов. Из главных страхов он называет страх высоты, советует всегда пробовать новое, а самые яркие моменты счастья связывает с пятилетней дочкой: «Например, Оливия сказала новое слово — и я счастлив».

Екатерина ЦОЙ,

фото из архива О.ХВАНА

***

Источник: «Корейцы Узбекистана» № 11 (111)

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Telegram

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »