Повязаны судьбою и любовью

Тамара Тин

Если бы не настойчивое пожелание редакции «Корё ильбо» и АКК рассказать об этой удивительной женщине, талантливом руководителе, матери троих детей и бабушке пятерых внуков, директоре Государственного республиканского академического корейского театра музыкальной комедии Любови Августовны Ни, этого материала не состоялось бы. Когда мы обычно обращаемся к ней с подобными просьбами, Любовь Августовна непременно спрашивает: «А по какому поводу? О чем мы будем говорить?». Так и на этот раз.

– Сегодня о вас. Вы расскажете нашим читателям о себе? – обратились мы к ней.

– Но обо мне уже было так много?! – удивилась она.

Да, это правда. К заслуженному деятелю Республики Казахстан, почетному профессору Казахской национальной академии искусств им. Т. Жургенова Л.А. Ни за интервью по тому или иному поводу мы обращаемся постоянно. Но что мы знаем о личности директора, о человеке, который имеет мужество четверть века руководить таким коллективом талантливых творческих людей, каковым является наш театр? Я не оговорилась, сказав «мужество». Коллектив, в котором каждый имеет множество достоинств, каждый по-своему раним и требует по праву и внимания (не только зрительского), и участия, и поддержки (ведь далеко не во всех семьях царит атмосфера понимания), и просто вовремя сказанного доброго материнского слова, весьма придирчиво относится к человеку, занимающему должность (пусть административную, в общем-то совсем не творческую) директора.

А повод у нас очень приятный – юбилей. Вернее, юбилеи и в театре, и лично у директора. В общем, как говорят у нас, журналистов, был бы герой, а повод найдется. А если без шуток, то Любовь Августовна в этом году вместе с театром отмечает не только юбилей личной даты рождения, но и театра – как известно, Корейский ордена «Знак почета» нынче открыл 90-й сезон, а его директор служит родному театру верой и правдой 25 лет, с десяток из которых, точно не были простыми в истории храма искусств. Достаточно сказать, что в 90-е годы очень много замечательных творческих коллективов либо переехали из Алматы, либо вовсе прекратили свое существование. А Корейский театр во главе с молодой еще Любовью Августовной выстоял.

– У нас все идет по плану, государство нас очень хорошо субсидирует, происходит ежегодное увеличение заработной платы, связи с Южной Кореей крепнут, в этом нам помогает Генеральное консульство. Нас поддерживают Ассоциация корейцев Казахстана (АКК), Алматинский корейский национальный центр (АКНЦ) и другие общественные организации, – рассказывает Любовь Августовна. – Пусть актеры еще не так хорошо зарабатывают, как хотелось бы, но сегодня речи о выживании театра, как это было в 90-е годы, у нас давно нет.

Когда я уже написала материал, вдруг заметила, что, начиная с названия, в каждом подзаголовке есть то ли слово, то ли имя Любовь. Это не случайно. Любовь к культуре и родному слову как понятие ёмкое и широкое, помогло в далекие трагические 30-е годы выстоять и Корейскому театру, и нашей газете. Любовь к жизни помогла выжить нашим предкам, когда от голода и холода смерть косила самых слабых и больных, в степи, где были теплые сердца, жизнь тоже делала свое дело, вырывая из лап смерти жаждущих любить и жить. Любовь другу к другу звала людей к терпению к сохранению непреходящих ценностей, каковыми являются семья, а вместе с ней и все то, что дорого этой маленькой ячейке общества, зеркально отображающей государство в миниатюре – с его законами и духовностью.

Любовь длиною в четверть века.

– Помните ли вы, Любовь Августовна, свой первый шаг в театр? Педагог-филолог по образованию, переступает порог храма искусств.

– Конечно, все помнится как вчера, хотя подумать страшно, минуло четверть века! Человек так устроен, что все первое особенно остро врезается в память. Честно скажу, цели быть директором не было. К тому времени у меня за плечами была работа методистом в детском саду, затем преподавала в школе русский язык и литературу, а в 90-х годах я ушла в бизнес-структуру. Мне по жизни было интересно пробовать себя в разной деятельности. И вот как-то друг нашей семьи Цой Эрнест Николаевич рассказал о праздновании 60-летия проживания корейцев в Казахстане, в рабочую группу по подготовке которого он был включен как исполнительный продюсер.

Это был 1996 год. Намечался, пожалуй, самый первый крупный праздник в Алматы, который организовывало руководство корейской ассоциации в нашей стране. Помню, он сказал: «Я специально приехал предложить тебе поработать с нами. Ты филолог, у тебя много идей, к тому же мне нужен честный человек, которому я бы мог полностью доверять». «Я бы попробовала, но что я буду делать?» – спросила я. «Для начала будешь моим помощником», – был ответ. Я посоветовалась с мужем, и он сказал: «А что, пробуй. Ты же мечтала в корейской среде поработать».

Так я оказалась в непривычной тогда для меня моносреде, где работали корейцы. До этого у меня была исключительно интернациональная среда, не корейская. В общем, я оказалась в гуще событий корейской диаспоры, попав в рабочую группу по празднованию юбилейной даты. Праздник получился очень красивым, трогательным и незабываемым. После него Совет АКК предложил мне поработать заместителем директора театра. Вот так я пришла в театр. Мое замдиректорство затянулось на два года.

– Вас порекомендовали исключительно по заметной работе в числе организаторов концерта?

– Да, и это тоже сыграло роль. В театре была не очень здоровая атмосфера и, видимо, подумали, что при руководстве человека из среды самих работников театра вряд ли что изменится.

– В общем, нужен был сильный руководитель. И как? Вы сами чувствовали в себе эту силу?

–  Мне было просто интересно себя испытать. Во-первых, работа с коллективом – это тоже педагогика. Во-вторых, зная хорошо литературу, мне страшно любопытно было, как литературные произведения «шагают» на сцену, как они подаются зрителю. Был еще момент, который меня просто ошеломил. Когда я переступила порог театра и услышала и музыку традиционную, и актеров, их желание донести до зрителя идею, мысль произведения, я была покорена окончательно. Посмотрела, как Яков Хан (ныне покойный) работает, как рождаются мелодии… Познакомилась с Олегом Ли, которого видела только в кино. Удивительным стало и то, что все это в меня вливается так, словно зов крови проснулся. Это открытие себя мне было тоже ново. Раньше я задавалась двумя вопросами: зачем в Казахстане нужен Корейский театр и для кого он, ведь у нас зритель другой. Ответы моментально получила – после концерта. Что касается силы, то я была уверена в себе. И еще мне помогло в работе то, что я очень быстро поняла одно правило работы с коллективом, особенно творческим: актера нельзя оставлять без работы. Все проблемы в коллективе начинаются тогда, когда есть для этого время. А когда коллектив охвачен идеей созидать, он занимается тем, чем призван заниматься, ему некогда оглядываться по сторонам. Вся энергия направлена в дело. Когда я пришла в театр, в коллективе было всего 6 профессиональных актеров. Для сравнения, сейчас у нас непрофессиональных актеров нет. Поразило в первые дни работы и то, что коллектив уже 10 лет как не был на гастролях. Предметом моей особой гордости является и то, что за эти четверть века где мы только не показывали свои спектакли и концерты! Были и в Англии, и в Германии, объездили практически все крупные города России, включая Дальний Восток, а так же страны СНГ и весь Казахстан. А гастроли в Корею стали традиционными. В 90-е же актеры на работу-то не всегда ходили, многие посматривали, куда бы уйти. Откуда быть здоровому микроклимату?

От любви к литературе
до любви к театру только шаг

– И как вам удалось изменить ситуацию? 

– Одна бы я ничего не сделала. В театре тогда я знала только одного актера — Олега Сафроновича Ли (его имя и все мои «казахи» хорошо знали). Я доверилась творческой группе, в которую входили: Олег Ли, Лаврентий Сон, Станислав Ли, Римма Ивановна Ким, Яков Николаевич Хан. Эта была та команда, которая определяла творческое направление театра. Что касается административной части, это я полностью взяла на себя. Конечно, нужны были средства, хотя бы небольшие. Как только появились первые  возможности, я связалась с друзьями из Капчагая и попросила их помочь с организацией гастролей к ним. Это были первые мои гастроли. Они нам все оплатили и даже собрали гонорар. Так все и начало потихоньку сдвигаться с мертвой точки. В остальном я всегда шучу: «У меня пол страны родственников, пол страны друзей – справимся».

– Будучи директором, вы перед актерами не комплексовали? В те времена ведь не очень-то приветствовался руководитель не актер, как, впрочем, во многих творческих коллективах.

– Я человек без комплексов. Да и мой путь в театр был, думаю, совсем не случайным. Вообще в жизни с нами происходят сплошные закономерности. Ну, а когда я увидела, что мои гуманитарные знания (литература, язык, история) здорово мне помогают в работе, поняла, что я могу руководить. К тому же второе образование — я психолог, а эта область знаний меня интересовала еще со школьной скамьи, тоже — помогало в работе.

– И все так гладко шло, как вы рассказываете?

– Нет, конечно. Было все. И отчаяние было… Но, проработав год, два, четыре, я себя успокаивала: «Неужели это все зря?!» – и продолжала. Не скрываю, были жалобы на меня, «наверху» уволиться однажды предлагали. Но я упертая или упрямая, или целеустремленная… Не знаю. В ходе своей деятельности поняла одну истину – если хочешь чего-то добиться, нужно выделять главное из шелухи и не обращать внимания на всякие мелочи жизни, которые к делу не относятся. В общем, я на многие злопыхательства просто не обращала внимания. К тому же чувствовала, что все смогу.
Вступив в должность директора, я понимала меру ответственности и своё право руководителя. У меня были две задачи: сохранить историю и достоинство уникального Корейского театра и создавать условия для работников театра.

Любите и любимы будете,
или Счастье – это когда и дома, и в театре порядок

– Любовь Августовна, мы снова о театре, об актерах. Хотели о вас рассказать, а вернулись, как говорится, к тем же лошадям.  Скажите, как вам удается держаться в такой физической и эмоциональной форме? Всегда улыбка на лице, всегда ровное настроение.

– Если это так, то хорошо. Я тоже человек, не только директор. И дома, и на работе себя хорошо чувствую. Бывает, срываюсь. Но в этом случае спасает только одно – я своевременно могу взять себя в руки. И это нужно делать всем, не давать эмоциям мешать жить другим. Мне еще мама преподнесла урок, отреагировав как-то на мой срыв на ребенке из-за другого человека: «Ну что ты делаешь? Накричала зря, ребенку настроение испортила, сама взвинтила себя, а тот, на кого ты злишься, от этого не изменится…» Это мамино простое назидание осталось со мною на всю жизнь, как узелок на память. А вообще для того, чтобы быть счастливым, нужно две вещи: утром с радостью спешить на работу, а вечером также бежать домой». Семья и работа – те составные, где простирается жизнь и счастье человека. Так что секретов нет. Оптимизм еще спасает, любовь ко всему прекрасному, что тебя окружает. Например, встанешь утром, откроешь окно и крикнешь солнцу: «Я люблю тебя, жизнь!» И окружающее к тебе оборачивается прекрасными сторонами, природа ликует.

– Перешагнул потом порог театра и тут же сцена! Как вам повезло с коллективом, Любовь Августовна! Или – коллективу с вами? О вас прямо-таки легенды ходят среди руководителей театров, мол, Любовь Августовна постоянно своих актеров поощряет.

– Начнем с того, что я перед каждым актером готова снять шляпу и каждого поставить на пьедестал. Вижу, как они самозабвенно трудятся, как стремятся работать на сцене, как осваивают что-то новое. Вы ведь нигде не встретите столько универсальных актеров, как в нашем театре. Наши актеры поистине могут все!

Жизнь коллектива состоит из удач многих. В кино приглашают сниматься – радуюсь вместе с актерами, поучиться чему-то нужно – всегда иду навстречу. Поэтому, конечно, заботимся вместе о профессиональном росте каждого, ведь правда, что награда должна найти героя, настоящие герои к наградам как таковым не стремятся. Вот я этим и занимаюсь – представления пишу, обоснования, и меня поддерживают. Согласитесь, для получения награды заслуги нужны… В общем, касаемо поощрений – да, я, как руководитель, стараюсь, чтобы труд каждого актера был отмечен не только аплодисментами зрителей (хотя для них эта большая награда и после успешного спектакля они становятся от радости такими детьми!). Это говорит о том, что у нас тут творческая жизнь кипит и каждый в ней проживает свою жизнь – неповторимую, нужную народу, потому что мы напрямую связаны с духовностью.

– А как с наказаниями?

– По большому счету наказывать – дело не только не благодарное, но и бесполезное. Стараемся жить без наказаний – со стороны руководства. Ведь, как известно, главное наказание для актера – отлучение от сцены. Но здесь, когда такое бывает, больше, чем сам актер, наказать его не может никто. И когда ты слышишь горькое: «Я не могу без театра», то готов простить все.

– Интересно, какая вы дома? Властная?

– Если в том смысле, что мои взрослые дети со мною считаются, да, властная. Но и здесь я обычно говорю: «Убедите, что не права, и я слова не скажу». С внуками я совершенно безвольная – легко иду у них на поводу.

Любовь Августовна Ни = Махаббат Тамызовна Ни

– Слушая вас, Любовь Августовна, не могу удержаться от вопроса – чего вы не прощаете людям?

– Насчет второго. Со временем все, это когда даже горечи не остается, отпускаю, но уже не доверю. А горше предательства и лжи, по-моему, не бывает. Предательство – это не то, когда пообещал и не сделал, это когда ты верил в человека, вкладывал в него свою душу, а он… Это физически больно, будто режут по живому.

– Вы же психолог. Наверное, редко ошибаетесь в людях.

– Ошибаюсь, и не так уже редко. Это все, видимо, еще от того, что я верю в человека. Наделяю его массой достоинств. Я люблю восхищаться. Когда даже мне говорят что-то про него, я сначала не верю. Потом присматриваюсь, стараюсь услышать себя и даже когда уже все понятно, я нахожу обычно оправдания поступкам – ищу их в психологии человека, так легче почему-то.

– К тому же перевешивает, наверное, то, что у вас полстраны друзей…

– И каких! Театр меня свел, например, с такими глыбами, как Дулат Исабеков – национальная гордость страны. Мы с ним общаемся просто, я звоню ему как другу нашего театра. А когда мы были в Лондоне, я поняла, что это за человек — живая легенда, национальное достояние! Там, вдали от Казахстана, то же самое можно было сказать и о нашем (единственном таком в мире!) театре. Наши актеры – национальная гордость Казахстана. Об этом очень много можно говорить. Но я еще об одной глыбе хочу обязательно сказать – наш Асанали Ашимов, который по-отечески, дружески зовет меня просто Махаббат Тамызовна. Он большой друг театралов и очень трепетно относится ко всему, что связано с искусством. В общем, друзей у театра и у меня много. И не только в Казахстане, а по всему миру.

Табу Любови Августовны  номенклатурной
и задачи Любови Августовны театральной

– Любовь Августовна, создается впечатление, что вы прямо-таки состоите из правил.

– А без этого невозможно быть ни руководителем, ни специалистом своего дела. Системность и соблюдение закона – одна из главных составляющих успешного функционирования любой организации

– Например?

– Например, ни в коем случае нельзя руководителю допустить фамильярность в отношениях с подчиненными. Какими бы твои личные отношения к ним ни были, они не должны этого знать, потому что будет страдать дело и личное не только будет мешать ему, оно скажется негативно на микроклимате в коллективе. Я придерживаюсь меры во всем и даже в том, что и по какому случаю могу надеть на себя, а чего не могу себе позволить, потому что я не актриса…

– Это, конечно, шутка, но иногда кажется, что главный актер театра – директор. Только вот на сцену он себе не позволяет выйти. 

– Ну, если только в том смысле, что наша жизнь театр и мы все в ней актеры? Хотя в психологии тоже есть такое направление, которое изучает поведение человека, играющего то одну роль, то другую… В этом смысле мы – актеры. Кто одарен – тот успешен.

– Вы на каждый отрезок времени ставите перед собой определенные задачи. Интересно, что сейчас?

– Текущих задач очень много и планов тоже. Но вы правы, обязательно нужно «заболеть» идеей что-то сдвинуть с мертвой точки. Для этого нужно стремиться, чтобы совпали место, время, обстоятельства и люди. Это счастливое стечение составных нужно в меру своих сил приближать, во всяком случае постоянно думать об этом, мечтать, конечно. Не было у театра здания своего – теперь есть, были областным театром, потом республиканским стали, а сейчас мы – государственный академический, актера корейского театра благодаря профессионализму на достойную высоту подняли. Сейчас я мечтаю дать имя нашему безымянному пока театру – в этом наша общественность и актеры единодушны: театр должен носить имя народного артиста Ким Дина. Добиваемся этого вместе с юристами уже два года. Но, думаю, скоро, совершится.

– Успехов вам и нашему уникальному театру, Любовь Августовна, и, конечно, здоровья!

– Спасибо!

***

Источник: https://koreans.kz/news/povyazany-sudboyu-i-lyubovyu.html?lang=ru

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Telegram

Комментирование закрыто.

Translate »