Одно небо на троих. История семьи Цой

Это история о профессии пилота, передающейся из поколения в поколение. Это история взлетов без падений. Это история о любви…

— Папа, это я… У меня в полёте отказал один двигатель…

Сложно себе представить, что чувствует человек после таких звонков в 2 часа ночи. Но Валерий Николаевич вспоминает этот случай с особым трепетом.

— Мой сын Николай и ещё один пилот летели в Дели. И вдруг на границе между Пакистаном и Индией у самолёта отказывает один двигатель. Но сын не растерялся, сделал все по инструкции, как когда-то я его учил. И после этого позвонил мне…

От звонков в 2 часа ночи ничего хорошего не ждешь, поэтому у нас в семье запрещено звонить ночью просто так. Когда я услышал об отказе двигателя, моё отцовское сердце упало… В голове ураганом неслись мысли и последняя «сын жив, раз звонит сам…».

Я не считаю, что Николай совершил героический поступок, он лишь честно выполнил свою работу, как должен делать любой другой человек его профессии.

Сам же Валерий Николаевич выбрал себе профессию ещё в начальной школе, а к концу учёбы твердо решил, что небо – его призвание. В колхозе Куйичирчикского района в семье простых тружеников такому выбору удивились, но сына всё же поддержали и отправили на учёбу. Все корейские семьи в те времена хотели, чтобы их дети учились. Если ребёнок поступил, то отмечали это всем колхозом, а если не получилось – это было настоящее горе для семьи.

— Папа часто говорил мне, что как только я закончу школу, то уже больше не вернусь в отчий дом. Знаете, так и получилось. Я закончил школу, поступил в лётное, уехал… Однажды папа приехал ко мне, хотел пойти к преподавателям, узнать, как я учусь. Я встретил его у поезда. И тогда, обнимая отца, я впервые увидел, как у него покатилась слеза. В этой слезе было всё: грусть, родительская гордость, теплота…

Нам с папой было отведено очень мало времени вместе. Перед распределением я приехал на каникулы домой, и так рвался приступить к полётам, что уехал в Самарканд на месяц раньше. А через полгода папы не стало…

Пройдёт совсем немного времени, и Валерий Николаевич сам станет папой целых три раза. Но обо всём по порядку.

— С моей будущей женой меня познакомили соседи по колхозу. Она была их племянницей и частенько приезжала к ним в гости. Мне на тот момент было 24 года, и я вовсю летал в Самарканде. А ей всего 19, она было студенткой третьего курса педагогического университета. Я не сразу решился написать ей письмо, долго откладывал… В итоге у нас завязался роман по переписке. Знаете, мы виделись до свадьбы всего 4 раза в жизни.

И всего этого могло и не быть… ведь я опоздал на свидание! Мы договорились встретиться у последней левой колонны театра Алишера Навои. Еду я в автобусе мимо, смотрю – стоит. Симпатичная такая, миниатюрная… Только тогда решился выйти и не прогадал! (смеётся)

Отвечая на вопрос о жизни жены лётчика, Клавдия Моисеевна скромно опускает глаза. Говорит, что много раз пыталась выйти на работу, пока не поняла, что её работа – хранить очаг. Валерий Николаевич кивает и тихо шепчет «мудро».

— Как только я выходила на новую работу, у меня в доме всё начинало ломаться в прямом и переносном смысле. То дети заболеют сильно, то в быту что-то не так, то элементарно физически не успеваю по дому управиться… И тогда я для себя поняла, что карьерный рост и брак с лётчиком – вещи несовместимые. Не могу сказать, что было легко отказаться от своих собственных амбиций, но я знаю, что ради семьи идти на такие жертвы однозначно стоит!

Когда речь заходит о Денисе, третьем пилоте в династии Цой, Валерий Николаевич с особым теплом рассказывает, что внука отобрали в число лучших молодых пилотов со всего мира. И именно его внук первым из всех совершил полёт.

— Я в своем внуке вижу хватку и профессионализм. Мне кажется, что от поколения к поколению наша кровь пилота становится чище. Все то, что мне приходилось подолгу заучивать, мой сын Николай схватывал гораздо быстрее. Но то, как весь материал усваивает мой внук… Я в восхищении!

Сегодня Клавдия Моисеевна и Валерий Николаевич ведут тихую и размеренную жизнь. Гордятся достижениями своих сыновей и дочери, восхищаются успехами внуков, тихо радуются появлению правнуков.

Но, слушая рассказы Валерия Николаевича о его непростой жизни, я видела перед собой не умудренного опытом пилота, а озорного юношу, который по-прежнему рвётся вновь и вновь покорять небо…

ИНФО

В истории гражданской авиации Узбекистана в здравии 3 поколения летчиков — это семья Цой.

Отец: Цой Валерий Николаевич

С 1967-2019 гг. работал в узбекском управлении гражданской авиации. Был командиром самолётов: Ан-2, Як-40, Ил-62, Ил-86, А-310, Boeing 757/767. А также командиром летного отряда А-310 и начальником ЛМО (летно-методического отдела) учебного центра Havo Yo’llari, инструктор по подготовке пилотов на самолёты А-300, А-310, Boeing 757/767. 29 января 2002 года награждён орденом «Дустлик».

Сын: Цой Николай Валерьевич

Командир самолетов: Ил-114, A-310, Boeing — 757/767.

Внук: Цой Денис Игоревич

Второй пилот самолётов А-320 и А-321.

Вероника Самойлова

***

Источник: «Корейцы Узбекистана» № 13(65)

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

1 комментарий

  • Альбина Садыкова:

    Здравствуйте! Замечательная, очень правильная семья! Я благодарна Всевышнему, что знакома с этой семьёй! Дай Аллах всем здоровья, долгих лет жизни, добра и процветания!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »